Среда
28.06.2017
01:11
Приветствую Вас Случайный посетитель | RSS Главная | Великая Отечественная война, продолжение - Страница 3 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 9«1234589»
Модератор форума: mdr1, mdr5, mdr4, kostas 
Форум » ОБЩИЕ ТЕМЫ » ЛЮБИТЕЛЯМ ИСТОРИИ » Великая Отечественная война, продолжение (Фото ,видео , история ,мемуары ,исследования ...)
Великая Отечественная война, продолжение
kostasДата: Воскресенье, 15.03.2015, 14:54 | Сообщение # 31
ОСНОВАТЕЛЬ ГОРОДА
Группа: Модераторы
Сообщений: 2118
Статус: Отсутствует
Оборона Берлина.

Передовая линия главной оборонительной полосы называлась «позиция Харденберг» (Hardenberg-Stellung). Она проходила по Зееловским высотам и вдоль русла Альте-Одера. «Позиция Харденберг» состояла из двух-трех линий траншей и прикрывалась инженерными заграждениями различных типов.

Позади главной линии обороны находилась так называемая «позиция Штайн» (Stein-Stellung). Она должна была стать опорой для мобильных резервов, наносящих контрудары. Одновременно «позиция Штайн» должна была играть роль отсечной позиции, предотвращающей немедленный выход в тыл другим участкам главной полосы обороны. Такая  же отсечная позиция была оборудована поперек шоссе Франкфурт — Берлин.

Третья оборонительная полоса, призванная предотвратить прорыв советских танковых соединений, получила наименование «позиция Вотан» (Wotan-Stellung).  Наиболее крупными опорными пунктами «позиции Вотан» были Фюрстенвальде, Мюнхеберг, Штернебек и Эберсвальде.


Зееловские высоты. Гузов-Платков -Вербиг-Зеелов - Фредерсхоф-Дольгелин.

https://www.google.ru/maps....b5e4950

16 апреля. Первый день наступления.



1-ый Белорусский фронт.

Возможность отхода немцев из первых траншей беспокоила командующих армиями фронта. Поэтому в последние часы перед наступлением продолжалось прощупывание обороны противника.
По приказу В. И. Чуйкова разведать состояние первой линии обороны противника нужно было в 22.00 15 апреля и в 2.00 16 апреля.
Разведчики обнадежили: «Результаты ночных разведывательных действий показали наличие войск противника в первых траншеях»


16 апреля 1945 3.00 утра по берлинскому времени. За два часа до восхода солнца (За 1 час 30 минут часа до начала светового дня) началась артподговка.

Г.К.Жуков,командующий 1-м Белорусским фронтом.

http://militera.lib.ru/memo/russian/zhukov1/21.html

"В течение 30-минутного мощного артиллерийского огня противник не сделал ни одного выстрела. Это свидетельствовало о его полной подавленности и расстройстве системы обороны. Поэтому было решено сократить время артподготовки и немедленно начать общую атаку.(Костас: Т.е. отвод основных сил немцев во время артподготовки был обнаружен.)

В воздух взвились тысячи разноцветных ракет. По этому сигналу вспыхнули 140 прожекторов, расположенных через каждые 200 метров. Более 100 миллиардов свечей освещали поле боя, ослепляя противника и выхватывая из темноты объекты атаки для наших танков и пехоты. Это была картина огромной впечатляющей силы, и, пожалуй, за всю свою жизнь я не помню равного ощущения. Артиллерия еще больше усилила огонь, пехота и танки дружно бросились вперед, их атака сопровождалась двойным мощным огневым валом. К рассвету (т.е. 4.30 по Берлинскому времени) наши войска преодолели первую позицию и начали атаку второй позиции.

Противник, имевший в районе Берлина большое количество самолетов, не смог ночью эффективно использовать свою авиацию, а утром наши атакующие эшелоны находились так близко от войск противника, что их летчики не в состоянии были бомбить наши передовые части, не рискуя ударить по своим.
Гитлеровские войска были буквально подавлены морем огня и металла. Непроницаемая стена пыли и дыма висела в воздухе, и местами даже мощные лучи зенитных прожекторов не могли ее пробить, но это никого не смущало.
Наша авиация шла над полем боя волнами. Ночью несколько сот бомбардировщиков ударили по дальним целям, куда не доставала артиллерия. Другие бомбардировщики взаимодействовали с войсками утром и днем. В течение первых суток сражения было проведено свыше 6550 самолето-вылетов.
На первый день было запланировано только для одной артиллерии миллион сто девяносто семь тысяч выстрелов, фактически было произведено миллион двести тридцать шесть тысяч выстрелов. 2450 вагонов снарядов, то есть почти 98 тысяч тонн металла, обрушилось на голову врага. Оборона противника уничтожалась и подавлялась на глубину до 8 километров, а отдельные узлы сопротивления — на глубину до 10—12 километров.

Утром 16 апреля на всех участках фронта советские войска успешно продвигались вперед. Однако противник, придя в себя, начал оказывать противодействие со стороны Зееловских высот своей артиллерией, минометами, а со стороны Берлина появились группы бомбардировщиков. И чем дальше продвигались наши войска к Зееловским высотам, тем сильнее нарастало сопротивление врага.
Зееловские высоты господствовали над окружающей местностью, имели крутые скаты и являлись во всех отношениях серьезным препятствием на пути к Берлину. Сплошной стеной стояли они перед нашими войсками, закрыв собой плато, на котором должно было развернуться сражение на ближних подступах к Берлину.
Зееловские высоты ограничивали не только действия наших танков, но являлись и серьезным препятствием для артиллерии. Они закрывали глубину обороны противника, делали невозможным наблюдение ее с земли с нашей стороны. Артиллеристам приходилось преодолевать эти трудности усилением огня и зачастую стрелять по площадям.
Для противника удержание этого важнейшего рубежа имело еще и моральное значение. Ведь за ним лежал Берлин! Гитлеровская пропаганда всячески подчеркивала решающее значение и непреодолимость Зееловских высот, называя их то «замком Берлина», то «непреодолимой крепостью».
К 13 часам я отчетливо понял, что огневая система обороны противника здесь в основном уцелела и в том боевом построении, в котором мы начали атаку и ведем наступление, нам Зееловских высот не взять.
Для того чтобы усилить удар атакующих войск и наверняка прорвать оборону, мы решили, посоветовавшись с командармами, ввести в дело дополнительно обе танковые армии генералов М. Е. Катукова и С. И. Богданова. В 14 часов 30 минут я уже видел со своего наблюдательного пункта движение первых эшелонов 1-й гвардейской танковой армии."


"

В.И.Чуйков,командующий 8 гв. армией 1-Белорусского фронта.

http://militera.lib.ru/memo/russian/chuykov2/06.html

"Разведка боем по всему фронту проводилась 14 апреля. В 7 часов 40 минут 14 апреля, после десятиминутного артиллерийского налета. Разведывательные батальоны дружно атаковали первую позицию противника и на участке наступления 8-й гвардейской армии захватили ее, продвинувшись вперед до двух-четырех километров. То же самое было и на участке соседа справа — 5-й ударной армии. Противник, застигнутый врасплох, понес потери и отошел на вторую позицию.
Во время разведки боем мы захватили пленных из 20-й моторизованной и 303-й пехотной дивизий противника. Среди них был капрал из 303 пехотной дивизии. На допросе он сказал:
— Германии через две недели капут!..
— Почему? — спросили его. Он подумал и ответил:
— Ваше наступление четырнадцатого апреля было не основное. Это только разведка. А дня через два-три вы [184] начнете гросснаступление. До Берлина будете наступать около недели, да за Берлин будете драться тоже около недели. Так что дней через пятнадцать-двадцать Гитлеру капут.
Немецкий капрал оценивал обстановку, пожалуй, лучше многих фашистских генералов. Он не ошибся, что 14-го была разведка; он не ошибся и в том, что дня через два-три начнется наше основное наступление, и точно предвидел результат его."

http://militera.lib.ru/memo/russian/chuykov2/07.html



 
kostasДата: Понедельник, 16.03.2015, 14:54 | Сообщение # 32
ОСНОВАТЕЛЬ ГОРОДА
Группа: Модераторы
Сообщений: 2118
Статус: Отсутствует
16 апреля. Первый день наступления.

1-ый Украинский фронт.

И.С.Конев ,командующий 1-Украинским фронтом


http://militera.lib.ru/memo/russian/konev_is2/text.html#t4



Оценивая перспективы предстоящей операции, я считал, что после успешного и стремительного прорыва 1-й Украинский фронт будет иметь более благоприятные условия для широкого маневрирования, чем 1-й Белорусский фронт, наступавший прямо на Берлин.
Когда мы, на основе и в развитие директивы Ставки, более детально планировали предстоящую операцию уже на фронте, то я счел необходимым с самого начала заложить в наш план идею возможности такого маневра. Повторяя в плане первый пункт директивы Ставки: «Не позднее 10—12 дня операции овладеть рубежом Беелитц — Виттенберг и далее по реке Эльба до Дрездена»,—
я добавил после этого: «Иметь в виду частью сил правого крыла фронта содействовать войскам Первого Белорусского фронта в овладении городом Берлин».
В последующем это дополнение целиком подтвердилось ходом боевых действий, и нам пришлось повернуть на Берлин не часть сил, а несколько армий — 3-ю и 4-ю гвардейские танковые, 28-ю, а также отдельные части 3-й гвардейской и 13-й армий.
В плане фронта задача содействия 1-му Белорусскому фронту в овладении Берлином была поставлена в общей форме. В приказе же, отданном 3-й гвардейской танковой армии, она получила конкретизацию:
«На 5-й день операции овладеть районом Треббин — Цаухвитц, Трёйенбрицен, Луккенвальде... Иметь в виду усиленным танковым корпусом со стрелковой дивизией 3-й гвардейской армии атаковать Берлин с юга».

Таким образом, уже перед началом операции один танковый корпус и стрелковая дивизия были специально предназначены для атаки Берлина с юга...
Обрыв разграничительной линии у Люббена как бы намекал, наталкивал на инициативный характер действий вблизи Берлина. Да и как могло быть иначе. Наступая, по существу, вдоль южной окраины Берлина, заведомо оставлять его у себя нетронутым справа на фланге, да ещё в обстановке, когда неизвестно наперед, как все сложится в дальнейшем, казалось странным и непонятным. Решение же быть готовым к такому удару представлялось ясным, понятным и само собой разумеющимся.
Это нашло отражение в плане операции, по которому армия Рыбалко вводилась в прорыв на правом фланге, на участке 3-й гвардейской армии Гордова. Лелюшенко же должен был войти в прорыв в центре, на участке 5-й гвардейской армии Жадова. Это много южнее Берлина, но если посмотреть по карте, то и 4-я гвардейская танковая армия, которой предстояло овладеть районом Ниметц, Виттенберг, Арнсдорф, Денневит, поворачивала на северо-запад, что соответствовало общему замыслу удара главной группировки фронта, имевшей после прорыва тенденцию к повороту на северо-запад.
Так что, в сущности, когда впоследствии перед нами встал вопрос о необходимости поворота танковых армий на Берлин, то практически нам пришлось делать не поворот, а лишь «доворот».

На 1-м Белорусском фронте было решено проводить мощную артиллерийскую подготовку ночью и атаку при свете прожекторов.
На 1-м Украинском был избран совершенно другой метод. Мы запланировали более длительную, чем у соседа, артиллерийскую подготовку, рассчитанную на обеспечение форсирования реки Нейсе и прорыва главной полосы обороны противника на противоположном западном берегу. Чтобы форсирование проходило более скрытно, нам совсем невыгодно было освещать полосу прорыва. Напротив, куда выгоднее было удлинить ночь. Всего артиллерийская подготовка должна была длиться два часа тридцать пять минут, из них час сорок давалось на обеспечение форсирования и ещё сорок пять минут — на подготовку атаки уже на западном берегу Нейсе.
За это время мы рассчитывали подавить у немцев всю систему управления и наблюдения, их артиллерийские и миномётные позиции. Авиация же, действуя на ещё большую глубину, должна была довершить разгром противника, концентрируя удары по его резервам.
В ночь перед началом наступления я приехал из-под Бреслау в 13-ю армию на наблюдательный пункт генерала Пухова. Наблюдательный пункт — небольшой блиндаж и щель — был расположен на опушке старого соснового бора, ниже его, прямо перед нами, крутой обрыв к реке, за обрывом — Нейсе и тот берег, тоже обозримый на довольно далекое расстояние. В стереотрубу было превосходно видно все, что происходило впереди.

К концу первого периода артиллерийской подготовки были поставлены дымы. В полосе, доступной обозрению,
дымовая завеса оказалась очень удачной — мощная, хорошей плотности и по высоте как раз такая, как нужно.
Мастерски это сделали летчики-штурмовики! Стремительно пройдя на бреющем, они не «пронесли» её, а поставили точно на рубеже Нейсе. А надо сказать, что ширина фронта, на котором ставилась дымовая завеса, равнялась ни много, ни мало тремстам девяноста километрам. Такой фронт установки завесы в известной мере дезориентировал противника относительно пунктов наших переправ через Нейсе.
Мощная артиллерийская подготовка и дымы создали для неприятеля большие затруднения в управлении войсками, расстроили их систему огня и ослабили устойчивость обороны. Уже к середине дня из показаний пленных выяснилось, что и отдельные солдаты, и мелкие подразделения немцев довольно своеобразно использовали нашу дымовую завесу: они просто покидали свои позиции и уходили в тыл.
Нашей артиллерийской подготовке дымы не мешали. Огонь велся на основе полной топографической привязки к местности, все основные цели были заранее засечены.
В дальнейшем во время переправы дымы возобновлялись ещё несколько раз. Стоял штиль, скорость ветра — всего полметра в секунду, и дымы медленно ползли в глубину неприятельской обороны, затягивая всю долину реки Нейсе, что нам и требовалось.

Передовые батальоны начали форсировать Нейсе в шесть часов пятьдесят пять минут, после сорокаминутного артиллерийского удара и под прикрытием дымов.



А.С.Жадов ,командующий 5 гв.армией 1-Украинского фронта.

http://militera.lib.ru/memo/russian/zhadov_as/08.html

Нейсенский оборонительный рубеж противника являлся серьезным препятствием для наших войск. Его строительство, оборудование гитлеровское командование спешно начало еще в январе 1945 года, когда наши войска прорвали глубоко эшелонированную оборону противника на Висле. К середине апреля гитлеровцам удалось создать здесь довольно сильную в инженерном отношении оборону, состоящую из трех полос общей глубиной 25–30 км. Причем первая и третья полосы проходили соответственно по западным берегам рек Нейсе и Шпрее, а вторая — по озерам, господствующему рельефу местности, населенным пунктам и лесным массивам, являющимся серьезным препятствием для наших танков и пехоты и в то же время способствовавшим маскировке и укрытию противника.
В полосе наступления армии оборонялись части 545-й фольксгренадерской пехотной дивизии и танкового корпуса «Великая Германия»; гитлеровское командование создало на важнейших участках своей обороны, особенно в главной полосе, значительные плотности пехоты, артиллерии и танков, а в районе Шпремберга находилась танковая дивизия «Охрана фюрера».

Оценивая оборону противника и его возможности к сопротивлению, мы в то же время учитывали и наши силы. После большого зимнего наступления от Вислы до Одера ряды частей и соединений армии значительно поредели. Проведя большую работу по их укомплектованию, нам удалось довести численность дивизий до 5000–6000 человек (от 1 500 до 2 000 бойцов  ).

Артиллерийское наступление проводилось по плану-графику фронта. Первый его этап включал артиллерийскую подготовку продолжительностью 40 минут перед форсированием Нейсе. Второй этан — обеспечение форсирования — 60 минут. На третьем этапе предусматривалась 45-минутная артиллерийская подготовка атаки, после того как на западный берег переправятся значительные силы, затем 10-минутная поддержка атаки огневым валом. После этого планировалось сопровождение наступления в глубине.
Таким образом, артиллерийская подготовка состояла из трех неразрывных частей, а форсирование реки в ходе артиллерийской подготовки должно было перерасти в общую атаку обороны противника,
16 апреля в 6 часов 15 минут наша артиллерия и авиация начали и в течение сорока минут вели мощную обработку вражеской обороны.


Д.Д.Лелюшенко,командующий 4 гв. танковой армией 1-Украинского фронта.
http://militera.lib.ru/memo/russian/lelyushenko_dd/08.html

В ночь на 16 апреля войска армии заняли исходное положение для входа в прорыв. Накануне стрелковыми дивизиями А. С. Жадова была проведена боевая разведка. Мы с членом военного совета и небольшой оперативной группой расположились на своем наблюдательном пункте, который находился рядом с НП командующего 5-й гвардейской армией А. С. Жадова, — так было удобнее увязывать взаимодействие между армиями. Танк мой стоял в окопе и был замаскирован, отсюда я хорошо видел поле боя.
В 6 час. 15 мип. 16 апреля началась мощная совместная артиллерийская подготовка (в ней принимало участие до 200 артиллерийских стволов нашей армии). Авиацией генерала С. А. Краcовского была поставлена плотная дымовая завеса по всей полосе 1-го Украинского фронта, чтобы скрыть от наблюдения противника участки форсирования р. Нейсе.
После артиллерийской подготовки войска 5-й гвардейской армии приступили к форсированию реки. Дым маскировал движение войск к реке, но в то же время несколько затруднял наше наблюдение за огневыми точками неприятеля. Атака началась успешно, форсирование на паромах и на лодках шло полным ходом, уже к 12 час. были наведены 60-тонные мосты. В 13.00 двинулись вперед наши передовые отряды. Первой — от 10-го гвардейского танкового корпуса 62-я гвардейская танковая бригада И. И. Прошина{263}, усиленная тяжелыми танками, противотанковой артиллерией и мотопехотой 29-й гвардейской мотострелковой бригады А. И. Ефимова. По существу, это были 2 бригады. Второй передовой отряд — от 6-го гвардейского механизированного корпуса — 16-я гвардейская механизированная бригада Г. М. Щербака с приданными средствами усиления.



А.В.Исаев,историк

http://militera.lib.ru/h/isaev_av7/16.html

2 Белорусский фронт.

К.К.Рокоссовский, командующий 2-ым Белорусским фронтом.


http://militera.lib.ru/memo/russian/rokossovsky/24.html

16 апреля с юга донеслась канонада. Это двинулись вперед войска соседа — 1-го Белорусского фронта. Близился и наш черед.
По инициативе командармов отдельные подразделения ночью переправились через восточный рукав реки в пойму и захватили там дамбы. С этим отчаянно смелым предприятием особенно хорошо справились подчиненные П. И. Батова. Передовые батальоны дивизии П. А. Теремова, например, заняли уцелевшие опоры автострады, выбив оттуда засевших там гитлеровцев.
Так были созданы своеобразные плацдармы.


Оперативная сводка Совинформбюро за 16 апреля 1945.

http://www.soldat.ru/doc/sovinfburo/1945/1945_04.html

В течение 16 апреля на Земландском полуострове северо-западнее и западнее КЕНИГСБЕРГА войска 3-го БЕЛОРУССКОГО фронта, продолжая наступление, с боями заняли более 40 населённых пунктов, в том числе ГЕРМАУ, ПОВАЙЕН, РОТЕНЕН, ЗАЛЬТНИКЕН, ГОДНИКЕН, БОНАУ, КАЛЛЕН, ГАЙДАУ, ГРОСС-БЛЮМЕНАУ, ФОРКЕН, КОББЕЛЬБУДЕ.

По уточнённым данным, за 15 апреля войска фронта взяли в плен не 3.000, а более 6.600 немецких солдат и офицеров и захватили следующие трофеи: самолётов - 50, полевых орудий - 110, пулемётов - 295.

На территории Чехословакии войска 2-го УКРАИНСКОГО фронта, преодолевая сопротивление противника, с боем овладели городом БРЖЕСЛАВ; заняты также населённые пункты НОВАЯ ЛГОТА, ВЕЛКА, ЛИПОВ, ШАРДИЦЕ, ТОВОРАНЫ, ЧЕЙЧ, БРУМОВИЦЕ, ГОРНЫЕ БОЯНОВИЦЕ, СТАРОВИЧКЫ, ЗАЕЧИ, РАКВИЦЕ. Севернее ВЕНЫ войска фронта с боями заняли на территории Австрии населённые пункты ГАВАЙНСТАЛЬ, ТРАУНФЕЛЬД, ШЛЕЙНБАХ, МАНХАРТСБРУН, ШТЕТТЕН, ЦЕОБЕНДОРФ.

Западнее ВЕНЫ войска 3-го УКРАИНСКОГО фронта, наступая по южному берегу ДУНАЯ, заняли на территории Австрии более 30 населённых пунктов и среди них БАГРАМ, НУФСДОРФ, КЛЕЙН-РУСТ, ОБЕР-МАМАУ, ВИТЦЕНДОРФ, ШВАДОРФ. Одновременно восточнее города ГРАЦ войска фронта с боем заняли город ФЮРСТЕНФЕЛЬД. В боях за 15 апреля войска фронта взяли в плен более 2.000 немецких солдат и офицеров и захватили следующие трофеи: танков и самоходных орудий - 98, полевых орудий - 93, миномётов - 183, пулемётов - 337, автомашин - 826, железнодорожных вагонов со снарядами - 600, складов с военным имуществом - 10.

На остальных участках фронта - бои местного значения и поиски разведчиков.

За 15 апреля на всех фронтах подбито и уничтожено 110 немецких танков и самоходных орудий. В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 80 самолётов противника.




В видео есть две грубые неточности.

1. 2 гв. танковая армия в боевых порядках 5 гв. армии наступала севернее зееловских высот , в обход.

2. Потери 8 гв. армии и 1 гв. танковой армии при штурме зееловских высот были сравнительно умеренными.
 
kostasДата: Среда, 18.03.2015, 13:30 | Сообщение # 33
ОСНОВАТЕЛЬ ГОРОДА
Группа: Модераторы
Сообщений: 2118
Статус: Отсутствует
17 апреля 1945. Второй день наступления

1-ый Белорусский фронт.


Г.К.Жуков,командующий  1-м Белорусским фронтом.

http://militera.lib.ru/memo/russian/zhukov1/21.html

С раннего утра 17 апреля на всех участках фронта разгорелись ожесточенные сражения. Враг отчаянно сопротивлялся. Однако к вечеру, не выдержав удара танковых армий, введенных накануне, которые во взаимодействии с общевойсковыми армиями пробили на ряде участков оборону на Зееловских высотах, противник начал отступать.

В.И.Чуйков,командующий 8 гв. армией 1-Белорусского фронта.

http://militera.lib.ru/memo/russian/chuykov2/07.html

Ночь на 17 апреля мы использовали для перемещения  артиллерии, перегруппировки войск и подготовки к штурму Зееловских высот.
На следующий день наступление началось в 10 часов 30 минут по московскому времени после тридцатиминутной мощной артиллерийской подготовки. Насыщенность огня была огромная. На каждом километре фронта действовало свыше двухсот стволов орудий и минометов.
На правом фланге армии 4-й гвардейский стрелковый корпус был выведен на дорогу Гузов — Зеелов и получил приказ развивать наступление в направлении Герльсдорф, к исходу дня выйти на реку Флисс и форсировать ее. Вместе с ним наступал 11-й танковый корпус.
29-й гвардейский стрелковый корпус должен был прорвать оборону противника и овладеть населенными пунктами Лудвигслуст, Фридерсдорф, а в дальнейшем тоже выйти на Флисс и форсировать ее. Для обеспечения этого удара вводилась из второго эшелона 82-я гвардейская стрелковая дивизия 29-го гвардейского стрелкового корпуса, которая наносила удар из-за левого фланга 4-го корпуса в направлении Ворин, Янсфельде.
28-й гвардейский стрелковый корпус должен был овладеть районом Долгелина и в дальнейшем наступать через Литцен на Марксдорф.
Штурмовая авиация содействовала войскам армии в борьбе за Зееловские высоты и при форсировании реки Флисс.
На этот раз артиллерийская подготовка, проведенная в светлое время, оказалась значительно эффективнее, чем в первый день наступления.
Наибольший успех 17 апреля был достигнут на стыке с правым соседом. Там части 5-й Ударной и 8-й гвардейской армий, прорвав оборону противника и отразив его контратаки, вышли на рубеж Альт-Розенталь, Гельсдорф, озеро Вайнтерг. Медленнее было продвижение на левом фланге, на стыке с 69-й армией, где 28-й корпус и части 1-й гвардейской танковой армии, отражая непрерывные вражеские контратаки, сумели овладеть только районами Долгелин и Либбеникен.
На защиту Зееловских высот противник бросил две дивизии из резерва — 28-ю моторизованную и 168-ю пехотную — и авиационный корпус противовоздушной обороны Берлина.
Лишь к исходу второго дня наступления армия овладела второй оборонительной полосой, захватила в своей полосе Зееловские высоты и вышла из приодерской поймы.
Сосед справа — 5-я Ударная армия форсировала реку Флисс и овладела районом Плоткова.
Сосед слева — 69-я армия продолжала вести бой за район Малькова.
За эти двое суток боев войска 8-й гвардейской армии, как и всего 1-го Белорусского фронта, выполнили задачу только первого дня наступления. Такого упорного сопротивления противника мы все же не ожидали. В этой отчаянной борьбе чувствовалась решимость гитлеровцев драться за каждый метр, оставшийся до Берлина.
. И он бросал в бой все, что у него имелось, лишь бы остановить наше наступление. Мы знали, что силы его на исходе, что неизбежен решительный перелом в нашу пользу. Поэтому на 18 апреля войска получили задачу не на захват большого пространства, а на перемалывание живой силы и техники противника на поле боя и в ближайшей глубине его обороны. Утром мы снова провели мощную артиллерийскую подготовку по планам командиров корпусов.
В этот день противник ввел в бой две свежие моторизованные дивизии — «Курман» и «Мюнхенберг» — и одну пехотную дивизию СС под командованием генерала Зайцерта. Завязались ожесточенные бои. Контратаки следовали одна за другой, особенно на левом фланге армии.
В районе Дидерсдорфа противник старался перерезать шоссе Кюстрин — Берлин, по которому двигалась основная масса техники и тылов 29-го гвардейского стрелкового корпуса и 1-й гвардейской танковой армии. Для ликвидации этой угрозы командиру 28-го гвардейского стрелкового корпуса было приказано ввести в бой 39-ю гвардейскую стрелковую дивизию, до этого следовавшую во втором эшелоне.


В.И.Казаков , командующий артиллерией 1-Белорусскго фронта.
http://www.litmir.me/br/?b=146751&p=43
http://militera.lib.ru/memo/russian/kazakov_vi01/index.html

На артиллерию ложилась очень трудная задача: последовательными ударами по промежуточным рубежам обороны и узлам сопротивления противника пробивать путь нашей пехоте и танкам, уничтожать огневые средства и живую силу врага, отражать его многочисленные контратаки, закрепляться на захваченных рубежах.

Каждый новый бой начинался, как правило, короткой, но мощной артиллерийской подготовкой и походил на самостоятельную небольшую операцию.


М.Е.Катуков ,командующий 1 гв. танковой армией ,1-Белорусского фронта.

Корпус А. X. Бабаджаняна {11 гв. тк}, обойдя Зеелов с севера, к вечеру 17 апреля {полностью город был взят ночью 18 апреля} помог пехотинцам полностью очистить этот город от фашистов.
Штаб нашей армии перебрался на его окраину. Все улицы, перекрестки Зеелова загромоздили машины, танки, самоходные установки. Артиллерия противника еще обстреливала город, в небе еще вспыхивали воздушные бои, но Зеелов был наш..
18 апреля бои на Зееловских высотах достигли наивысшего накала. Противник бросал в бой все новые и новые дивизии, батальоны фольксштурма, команды истребителей танков, сформированные из членов «гитлерюгенда». На танкоопасные направления он поставил зенитные батареи, так что каждый шаг вперед требовал от наших войск огромных усилий. Приходилось буквально выковыривать неприятеля из глубоких окопов и траншей, подавлять его железобетонные огневые точки, разбивать  металлические колпаки и закопанные танки.
Поэтому 17 и 18 апреля танкисты продвигались не более 4 километров в сутки.


А.В.Исаев, историк.
http://militera.lib.ru/h/isaev_av7/17.html





Подробнее
http://photos.wikimapia.org/p/00/02/11/98/03_full.jpeg

C севера на юг ....

Войска 47-й армии возобновили  в наступление в 8.00 17 апреля  после получасовой артиллерийской подготовки. В первой половине дня войска армии Ф. И. Перхоровича, преодолевая возросшее огневое сопротивление противника  подошли ко второй оборонительной полосе противника,  на «позицию Штейн» (Stein Stellung).

В 15.20 войска 47-й армии атаковали противника на второй полосе обороны. Однако здесь сопротивление возросло (за счет выдвижения на этот рубеж свежей 25-й танко-гренадерской дивизии) и дальнейшее продвижение вперед было незначительным.
К вечеру 17 апреля 77-й стрелковый корпус 47-й армии вел бой за Врицен, 125-й и 129-й стрелковые корпуса вышли на р. Фриланденштром и частью сил образовали плацдармы на ее западном берегу. За день корпуса армии Ф. И. Перхоровина  продвинулись на 5 км, 4 км и 4 км соответственно.
Слева от 47-й армии наступала  3-я ударная армия. Её продвижение 3-й за 17 апреля составило 6–8 км. Армия  также  вклинилась во вторую  полосу обороны немцев.

17 апреля 9-й гв. танковый корпус 2-й гв. танковой армии совместно с 3 - Ударной армией  в течение дня вел упорные бои за овладение западным берегом реки  Фриландерштром.

12-й гв. танковый корпус {2-й гв. танковой армии } к 7.00 утра 17 апреля передовым отрядом (49-й гв. танковой бригадой) вышел к Альте-Одеру в районе Кваппедорфера. Переправа в этом районе была взорвана, противоположный берег был укреплен, и наступающих встретил сильный огонь артиллерии, минометов и самоходных орудий. Хотя танкисты не смогли форсировать канал, они обеспечили его преодоление пехотой. Позднее в своем выступлении на научной конференции, посвященной изучению опыта Берлинской операции, бывший заместитель командующего фронтом В. Д. Соколовский высказался об этом эпизоде так: «...танки помогли пехоте огнем с места; если бы не было этой лавины танков, которые, буквально выстроившись на вост. берегу этого канала, мощным огнем своих орудий помогали нашей пехоте, а позднее и артиллерии, то операция на этом участке фронта могла бы принять затяжной характер»

...17 апреля 9-го стрелковый корпус{ 295 ,301 и 248 стрелковые дивизии ,левый фланг 5-Ударной армии  }  завязал фронтальный бой перед городом Гузов, превращенным в опорный пункт.
Гузов был обойден с юга и захвачен войсками корпуса.. Здесь же, на стыке двух армий (5-Ударной и 8 Гв. армий  ), был введен из второго эшелона 2-й гв. танковой армии 1-й механизированный корпус.
К 17.30 передовая бригада корпуса С. М. Кривошеина захватила Платков и переправу через Альте-Одер у Платкова. Мост был заминирован, но быстрый прорыв советской мотопехоты не позволил его взорвать. Захватом Платкова также была пробита следующая немецкая линия обороны — «позиция Штейн» (Stein Stellung).
He останавливаясь на достигнутом успехе  мехкорпус  продолжил движение вдоль «Рейхсштрассе № 167» в глубь обороны противника. К 19.00 был занял еще один пункт на шоссе — Ной-Харденберг К 21.00  войска  корпуса к реке Штобберов, завязав бой за плацдарм на западном берегу реки. Под прикрытием артиллерии, выставленной на прямую  наводку, а также огня танков и самоходок с места р. Штобберов была форсирована мотопехотой. К 2.00 18 апреля была захвачена деревня Карлсдорф на западном берегу реки.

Вечером 17 апреля  левофланговая  мехбригада  1 мехкорпуса  и пехота 9 стрелкового корпуса  вышла к Вулькову — населенному пункту у  северного подножия Зееловских высот.
Наметившийся прорыв был немедленно использован командующим 2-й гв. танковой армией.
На направление действий 1-го мехкорпуса был рокирован  12-й гв. танковый корпус 2 Гв. та.
Успех  1-го мехкорпуса 2 Гв.ТА  оказал решающее влияние на действия соседей слева 8 Гв армии и 1 Гв.ТА .
Наибольший успех 8-й Гв. армией и 1-й Гв. танковой армией был достигнут на стыке с 5-й ударной армией. Здесь рядом  с 1-ым мехкорпусом  наступал 11-й танковый корпус {1 Гв. ТА }и  35-й гв. стрелковая дивизия {8 Гв. армии}. . К исходу дня 17 апреля  1 мехкорпус и  11 ТК  захватили Вульков.  11 ТК   продолжил наступление  в направлении Букова и Дармсдорфа во фланг и тыл зееловской группировки немце. А 1 механизированый  и 12 гв. танковый корпуса {2 Гв . танковой армии} продолжили наступать из района Вульков на северо-запад в направлении  Батцлов-Претцель и Илов -Грунов .
М.Е.Катуков : «У меня под Зееловом обход обозначился на правом фланге, и я принял на себя тяжелую ответственность:  снял 11 гв. тк и 8 гв. мк, прикрылся истребительной артиллерией, оставил две бригады у тов. Чуйкова, а ему сказал: «Я пошел, если удачно — за мной».
Генарал Катуков  воспользовался  продвижением 11 танкового корпуса  и чуть левее него пустил   11 гв. танковый корпус , который к 22.00  захватил Герльсдорф
и вышел на вторую  линию немецкой  обороны — «позицию Штейн» (Stein Stellung). Отходящие немецкие части взорвали переправу через реку  Флисс.
К 2.00 часам ночи переправа была налажена.

Части же 8 гв. армии и  69 армии  продолжили вести  фронтальные бои на зееловских высотах , поливая немцев огнём  тысяч  орудий и миномётов.


Потери армий  за 17 апреля 1945

Армия__1 ТА__ 2 ТА___61А____47А___3 уд А_____5 уд.А__8 гв А____69 А_____33 А
Убито___38____—_____119____210____113_______615_____—_____308______ —
Ранено__175__ —_____284____1251___417______2035____ —_____1276_____—


Оперативная сводка Совинформбюро за 17 апреля

http://www.soldat.ru/doc/sovinfburo/1945/1945_04.html

В течение 17 апреля на Земландском полуострове западнее КЕНИГСБЕРГА войска 3-го БЕЛОРУССКОГО фронта, продолжая наступление, с боями заняли город и порт ФИШХАУЗЕН и населённые пункты ЛИТТАУСДОРФ, ГАФФКЕН, ЗАНГЛИНЕН, НОЙЕНДОРФ, ДАРГЕН, ТЕНКИТТЕН, КАЛЬКШТАЙН, ЛЕГИНЕН, РОЗЕНТАЛЬ, КАРЛЬСХОФ, ВИШРОДТ, БЛЮДАУ, НЕПЛЕКЕН, ЦИММЕРБУДЕ, ПАЙЗЕ. Остатки разгромленной группы немецких войск отброшены в район порта ПИЛЛАУ, где и уничтожаются нашими войсками, в боях за 16 апреля войска фронта взяли в плен 5.650 немецких солдат и офицеров и захватили следующие трофеи: самолётов - 47, танков и самоходных орудий - 47, бронетранспортёров - 78, полевых орудий - 385, миномётов - 210, пулемётов - 730, автомашин - 2.512, тракторов и тягачей - 64, железнодорожных вагонов - 350, складов с военным имуществом - 36.

Войска 2-го УКРАИНСКОГО фронта, продолжая наступление, 17 апреля овладели центром нефтеносного района Австрии - городом ЦИСТЕРСДОРФ, а также заняли более 30 других населённых пунктов и среди них ПАЛЬТЕРНДОРФ, МАУСТРЕНК, КЕТТЛАСБРУН, ПААСДОРФ, ХЕБЕРСБРУН, ВОЛЬФПАССИНГ, ХАУТЦЕНДОРФ и железнодорожные станции ДОБЕРМАННСДОРФ, ГЕСТИНГ, ПААСДОРФ. На территории Чехословакии северо-западнее города ГОДОНИН войска фронта заняли населённые пункты КРУМВИР, ЩИТБОРИЦЕ, КРЖЕПИЦЕ, ГУСТОПЕЧЕ, СТАРОВИЦЕ, ПОПИЦЕ, ВРАНОВИЦЕ.

Войска 3-го УКРАИНСКОГО фронта на территории Австрии севернее и западнее города САНКТ-ПЕЛЬТЕН с боями заняли населённые пункты ОБЕР-ВЕЛЬБЛИНГ, АМБАХ, ХАУЗГЕЙМ, ОБРИЦБЕРГ, ВАЙТЦЕНДОРФ, ГЕРЕРСДОРФ, ХАФИНГ.

На остальных участках фронта - бои местного значения и поиски разведчиков.

За 16 апреля на всех фронтах подбито и уничтожено 86 немецких танков и самоходных орудий. В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 50 самолётов противника.
 
kostasДата: Среда, 18.03.2015, 22:23 | Сообщение # 34
ОСНОВАТЕЛЬ ГОРОДА
Группа: Модераторы
Сообщений: 2118
Статус: Отсутствует
17 апреля. Второй день наступления.

1-Украинский фронт.

И.С.Конев ,командующий 1-Украинским фронтом


http://militera.lib.ru/memo/russian/konev_is2/text.html#t4

17 апреля на участке 13-й армии Пухова и на правом фланге 5-й гвардейской армии Жадова была прорвана и вторая полоса обороны немцев. Наши войска устремились вперёд, к третьей полосе, к реке Шпрее.
В середине дня бои шли уже в глубине вражеской обороны на всех трёх полосах и в промежутках между ними. На первой полосе мы продолжали расширять прорыв. На второй происходили бои за целый ряд ещё не взятых участков. Там, где она была уже прорвана, войска стремительно продвигались вперёд, отражая контратаки немцев, стремившихся во что бы то ни стало задержать нас. В то же время передовые части 13-й и 5-й гвардейской армий вместе с танковыми частями, отразив неприятельские контратаки, уже вырвались вперёд, к Шпрее.
3-я и 4-я танковые гвардейские армии, передовые бригады которых прошли Нейсе ещё утром 16-го, вечером того же дня начали переправляться через реку главными силами, за ночь закончили переправу и 17-го утром, войдя в прорыв в полном составе, смело рванулись вперёд, к Шпрее.
к исходу которого передовые части наших танковых армий подошли к реке Шпрее, а вечером некоторые подразделения 3-й гвардейской вброд переправились через неё. Главные же силы танковых армий преодолели реку в ночь на 18 апреля.
Я спешил вперёд, к Шпрее, куда выходила 3-я гвардейская танковая армия. Своими глазами хотел увидеть, как начнется переправа. От быстроты переправы танковых армий, а вслед за ними и общевойсковых зависела не только стремительность нашего дальнейшего маневра, но и дальнейшее сопротивление немцев. Чем меньше успеем мы, тем больше успеют они, и наоборот.
Гитлеровцы успели посадить по берегу Шпрее кое-какие части и вели огонь, однако чувствовалось, что огонь этот разрознен и недостаточно организован: плотной мощной системы огня перед нами не было. Точнее говоря, пока не было. Подарить немцам время на её организацию было бы с нашей стороны непростительной ошибкой.Подъехав к реке, я по донесениям разведчиков, да и по непосредственным наблюдениям понял, что дело складывается в общем неплохо.
Я вызвал к себе Рыбалко, и мы вместе с ним вслед за передовым отрядом подъехали к самой реке. Мне показалось, чуть ниже того места, где мы очутились, по всем приметам, был раньше брод. Рыбалко был того же мнения.
Желание во что бы то ни стало выиграть время продиктовало нам решение: не ждать наводки мостов, попробовать форсировать реку прямо на танках, тем более что они защищены от автоматного и пулемётного огня, который вели немцы с западного берега. Выбрали в передовом отряде лучший экипаж, самый смелый и технически подготовленный, и приказали ему: «Прямо с ходу — вброд — на ту сторону!»
Ширина реки в этом месте была метров сорок — шестьдесят. Танк на наших глазах рванулся на ту сторону и проскочил реку. Оказалось, что здесь её глубина не превышала метра.
Лиха беда начало. Танки пошли на ту сторону один за другим. Огонь врага был подавлен, фашисты отброшены со своих позиций, и через два-три часа (раньше, чем навели первые мосты) несколько передовых танковых бригад были уже на той стороне Шпрее.К этому времени один из корпусов Рыбалко нашёл правее другой брод и тоже переправился через реку полным ходом. 4-я гвардейская танковая армия Лелюшенко, вышедшая к Шпрее южнее и столкнувшаяся там с сильным сопротивлением немцев, повернула сюда и стала форсировать реку, найдя ещё один дополнительный брод.


Поворот 3 и 4 Гвардейских танковых армий на Берлин.

Когда я уже заканчивал доклад, Сталин вдруг прервал меня и сказал:
— А дела у Жукова идут пока трудно. До сих пор прорывает оборону.
Сказав это, Сталин замолчал. Я тоже молчал и ждал, что будет дальше. Вдруг Сталин спросил:
— Нельзя ли, перебросив подвижные войска Жукова, пустить их через образовавшийся прорыв на участке вашего фронта на Берлин?
Выслушав вопрос Сталина, я доложил свое мнение:
— Товарищ Сталин, это займет много времени и внесёт большое замешательство. Перебрасывать в осуществленный нами прорыв танковые войска с 1-го Белорусского фронта нет необходимости. События у нас развиваются благоприятно, сил достаточно, и мы в состоянии повернуть обе наши танковые армии на Берлин.
Сказав это, я уточнил направление, куда будут повернуты танковые армии, и назвал как ориентир Цоссен — городок в двадцати пяти километрах южнее Берлина, известный нам как место пребывания ставки немецко-фашистского генерального штаба.
— Вы по какой карте докладываете? — спросил Сталин.
— По двухсоттысячной.
После короткой паузы, во время которой он, очевидно, искал на карте Цоссен, Сталин ответил:
— Очень хорошо. Вы знаете, что в Цоссене ставка гитлеровского генерального штаба?
— Да, знаю.
— Очень хорошо, — повторил он. — Я согласен. Поверните танковые армии на Берлин.
На этом разговор закончился.


В ночь с 17 на 18 апреля осуществился поворот 3-й и 4-й гвардейских танковых армий 1-го Украинского фронта на Берлин, приведший впоследствии в результате совместных действий 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов к окружению всей берлинской группировки гитлеровцев и падению Берлина. Поворот танковых армий 1-го Украинского фронта на Берлин с юга был в моих глазах естественным и закономерным маневром, рассчитанным на то, чтобы громить противника в самом невыгодном для него положении, и в значительной мере неожиданном.



А.С.Жадов ,командующий 5 гв.армией 1-Украинского фронта.

http://militera.lib.ru/memo/russian/zhadov_as/08.html

..... с утра 17 апреля возобновить общее наступление, с тем чтобы в тот же день прорвать вторую полосу, форсировать реку Шпрее и, хотя бы на главном направлении, прорвать третью полосу обороны на западном берегу реки.
Для выполнения поставленной армии задачи было решено 17 апреля ввести в действие 4-й гвардейский танковый корпус генерал-лейтенанта танковых войск П. П. Полубоярова (отдельный такновый корпус ). Корпус должен был содействовать стрелковым войскам в прорыве второй полосы обороны, с ходу форсировать Шпрее и захватить плацдарм на ее западном берегу в районе Траттендорф, Шпреевитц. Одновременно для усиления удара по противнику и обеспечения тесного взаимодействия с 4-м гвардейским танковым корпусом командиру 32-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-лейтенанту А. И. Родимцеву было приказано ввести на левом фланге свой второй эшелон — 97-ю гвардейскую стрелковую дивизию. По основным опорным пунктам обороны гитлеровцев мы подготовили удары артиллерии и авиации.
После короткой, но мощной огневой обработки второй полосы обороны врага утром 17 апреля войска армии возобновили наступление. Почти в это же время гитлеровское командование ввело в бой главные силы танковой дивизии «Охрана фюрера», 1-й танко-истребительной бригады и 40-го запасного мотопехотного полка. Во всей полосе армии, как и у наших соседей справа и слева, развернулись ожесточенные бои, особенно напряженные за опорные пункты Черниц, Вольфсхайн, Гросс-Дюбен. Отражая непрерывные контратаки противника, наши части, хотя и медленно, продвигались вперед. Наибольший успех имели 95-я и 13-я гвардейские стрелковые дивизии. Решительной атакой с севера и юго-востока части дивизий ворвались в Черниц, овладели им и тем самым открыли возможность для развития наступления вдоль шоссе Черниц, Шпремберг; это существенно повлияло на дальнейшую устойчивость фашистских войск на второй полосе обороны на шпрембергском направлении. К исходу этого дня соединения 32-го гвардейского стрелкового корпуса прорвали вторую полосу вражеской обороны и продвинулись на своем левом фланге почти до Шпрее.
Темп наступления 34-го гвардейского стрелкового корпуса был несколько меньшим, так как он действовал в широкой 15-километровой полосе и в лесисто-болотистой местности. Особенно ожесточенные бои пришлось вести частям этого корпуса в районах Кеула и на северной окраине Вейсвассера. Опираясь на эти узлы сопротивления, противник предпринимал неоднократные контратаки, создавая непосредственную угрозу выхода в тыл главной группировке армии.
В боях за город Вейсвассер активно действовали подразделения 58-й гвардейской стрелковой дивизии, части 4-го гвардейского танкового корпуса. Тесно взаимодействуя между собой, они овладели рядом важных населенных пунктов и высот, превращенных в узлы обороны.
В итоге второго дня боевых действий армия прорвала тактическую зону обороны на главном направлении. Левофланговые соединения сумели лишь подойти ко второй полосе и завязать бои за крупный узел сопротивления противника — город Вейсвассер. 13-я армия — наш сосед справа — добилась несколько лучших результатов. Соседние соединения 2-й армии Войска Польского еще вели борьбу за главную полосу, что обязывало нас серьезно заботиться об обеспечении левого фланга армии.
В целом и у нас и у соседа справа — 13-й армии — складывалась благоприятная обстановка для стремительного продвижения вперед.
Верховное Главнокомандование решило немедленно воспользоваться этим. Командующему 1-м Украинским фронтом было дано указание в течение ночи на 18 апреля форсировать Шпрее и двумя танковыми (3-й и 4-й) армиями развивать наступление в северо-западном направлении с целью нанести удар по Берлину с юга, охватить город с юго-запада и во взаимодействии с 1-м Белорусским фронтом полностью окружить всю берлинскую группировку врага.

В создавшейся обстановке 3-я и 4-я гвардейские танковые армии, 3-я гвардейская и часть сил 13-й общевойсковой армии приступили к выполнению задачи по окружению берлинской группировки противника. В направлении южнее Берлина вводилась и 28-я армия — второй эшелон фронта.
Задача 5-й гвардейской армии оставалась прежней — развивать стремительное наступление на запад, соединиться с американскими войсками на Эльбе и обеспечить действия главной группировки войск фронта от ударов с юга.


Наступление на Дрезден.

А.В.Исаев, историк

http://militera.lib.ru/h/isaev_av7/18.html



Назначенные для наступления на Дрезден правое крыло 52-й армии и 2-я польская армия начали операцию 16 апреля одновременно с основной ударной группировкой 1-го Украинского фронта.
2-я польская армия, форсировав 7, 9 и 8-й пехотными дивизиями р. Нейсе, прорвала главную полосу обороны противника на глубину 1–6 км. Правофланговые дивизии 52-й армии (254-я и 50-я стрелковые дивизии 73-го корпуса и 373-я стрелковая дивизия 78-го корпуса) форсировали р. Нейсе и к 11.30 полностью переправились на западный берег реки. К концу дня наступающие прорвали главную полосу обороны немцев на глубину до 10 км.
Успешный захват плацдарма на западном берегу Нейсе позволил саперам приступить к постройке двух переправ для танков 7-го гв. механизированного корпуса.
Уже к 13.00 16 апреля обе переправы были готовы. Это стало сигналом к выходу бригад первого эшелона корпуса на плацдарм в исходное положение для ввода в прорыв.
В 15.00 первый эшелон закончил переправу. Чтобы не терять светлое время дня, командир 7-го гв. механизированного корпуса принял решение ввести в бой передовые отряды от 25-й и 26-й гв. механизированных бригад. Вступление в сражение корпуса И. П. Корчагина состоялось с опережением графика примерно на полсуток. К концу дня 26-я и 25-я гв. механизированные бригады корпуса наступали на запад, 57-я гв. танковая бригада прикрывала фланг, а 24-я гв. механизированная бригада составляла второй эшелон. Предпринятая поздно вечером 16 апреля попытка форсировать с ходу р. Вейсер-Шепс успеха не принесла. Части корпуса встретили сильное огневое сопротивление.

Ночью с 16 на 17 апреля подразделения корпуса вели разведку противостоящего противника, приводили себя в порядок и готовились к форсированию реки с боем.
Наступление 7-го гв. механизированного корпуса продолжилось в 5.15 17 апреля. Из второго эшелона в бой была введена 24-я гв. механизированная бригада, направленная в обход узла сопротивления противника в районе деревень Зерихен и Кодерсдорф с севера. 25-я и 26-я гв. механизированные бригады атаковали узел сопротивления с фронта. После семичасового боя, к 13.30 тыловой оборонительный рубеж был взломан, бригады корпуса И. П. Корчагина форсировали р. Вейсер-Шепс и завязали уличные бои в Зерихене и Кодерсдорфе.
Широкомасштабное применение противником фаустпатронов заставило впереди танков вести мотопехоту, которая ликвидировала фаустников.

К 22.35 17 апреля 24-я и 26-я гв. механизированные бригады ударами с фланга и с фронта овладели опорным пунктом противника в Зерихене, а 25-я гв. механизированная бригада совместно с 57-й гв. танковой бригадой заняли Кодерсдорф. В боях за рубеж реки Вейсер-Шепс корпус потерял 37 человек убитыми, 206 ранеными, 13 танков Т-34, 1 бронемашину. Было захвачено 221 человек пленных.
Однако за продвижением вперед мехкорпуса И. П. Корчагина не успевали стрелковые дивизии 52-й армии. Здесь явно проявился краевой эффект крупного наступления, когда действующие на стыке атакованного и неатакованного участка фронта противника соединения испытывают серьезные трудности в продвижении вперед. Наступавшие в болотистой местности в общем направлении на Бауцен дивизии 73-го стрелкового корпуса продвинулись за 17 апреля всего на 4–5 км, вклинившись на 2–3 км во вторую полосу обороны немцев. Свою роль в замедлении продвижения вперед сыграл немецкий фланговый контрудар.


2-ой Белоруссский фронт.

К.К.Рокоссовский , комадующий 2 -ым Белрусским фронтом.


Удалось установить, что главная полоса неприятельской обороны, оборудованная по западному берегу реки Вест-Одер, достигает глубины 10 километров и состоит из двух-трех позиций. Каждая позиция имеет одну-две сплошные траншеи. Через каждые 10—15 метров по берегу реки отрыты ячейки для стрелков и пулеметчиков, связанные с траншеей ходами сообщения.
Пленные показывали, что все населенные пункты в приодерской полосе на глубину до 40 километров приспособлены [342] для обороны и превращены в опорные пункты. Этому можно было поверить: мы уже видели подобное в Восточной Померании.
Установлено было также, что на направлении наступления войск фронта противник создал вторую полосу обороны, которая проходила по западному берегу реки Рандов, в 20 километрах от Одера. А еще дальше наша воздушная разведка обнаружила третью полосу обороны. Все говорило о том, что противник подготовился к отпору и что нашим войскам нелегко будет сломить его сопротивление.
По данным разведывательного управления фронта, против наших войск стояли крупные вражеские силы. Перешеек от побережья моря у Вальд-Дивенова до Загера (30 километров по фронту) обороняла корпусная группа «Свинемюнде» под командованием генерала Фрейлиха. В первом эшелоне здесь были два морских пехотных батальона, школа военно-воздушных сил, морской пехотный и пять крепостных полков, а в резерве — части учебной пехотной дивизии.
Южнее на 90-километровом участке фронта по западному берегу Вест-Одера оборонялась 3-я немецкая танковая армия под командованием генерал-полковника Мантейфеля. Здесь стояли 32-й армейский корпус и армейский корпус «Одер». В первом эшелоне они держали три пехотные дивизии, два крепостных и два отдельных пехотных полка, батальон и боевую группу. Во втором эшелоне—три пехотные и две моторизованные дивизии, две пехотные, две артиллерийские бригады, три отдельных полка, четыре батальона, две боевые группы и офицерскую школу. Кроме того, 3-я танковая армия была усилена ранее действовавшими против 1-го Белорусского фронта тремя артиллерийскими полками, 406-м фолькс-артиллерийским корпусом и 15-й зенитной дивизией.


 
kostasДата: Четверг, 19.03.2015, 15:57 | Сообщение # 35
ОСНОВАТЕЛЬ ГОРОДА
Группа: Модераторы
Сообщений: 2118
Статус: Отсутствует
18-19 апреля 1945. 1-ый Белорусский фронт.

Г.К.Жуков,командующий 1-м Белорусским фронтом.

http://militera.lib.ru/memo/russian/zhukov1/21.html

Утром 18 апреля Зееловские высоты были взяты.
Прорвав оборону зееловского рубежа, мы получили возможность ввести в сражение все танковые соединения уже на широком фронте.
Однако и 18 апреля противник все еще пытался остановить продвижение наших войск, бросая навстречу им все свои наличные резервы и даже части, снятые с обороны Берлина.

Только 19 апреля, понеся большие потери, немцы не выдержали мощного напора наших танковых и общевойсковых армий и стали отходить на внешний обвод Берлинского района обороны.
За эти три дня И. В. Сталин мне не звонил. Не звонил и я ему.
Несколькими днями позже М. С. Малинин {нач. штаба 1-го Белорусского фронта} доложил мне, что получено указание Ставки об отмене директивы К. К. Рокоссовскому, предписывавшей 2-му Белорусскому фронту наступать в обход Берлина с севера.
Есть такая пословица: «Поспешишь — людей насмешишь». Так получилось и с этой директивой Ставки.
Было ясно, что войска 2-го Белорусского фронта, форсируя сложнейшую водную систему на Одере и, преодолевая там оборону немцев, не смогут раньше 23 апреля двинуться всеми силами в наступление. Как же можно было в этих условиях ставить задачу К. К. Рокоссовскому не позже 22-го числа развивать наступление в обход Берлина с севера?


М.Е.Катуков ,командующий 1 гв. танковой армией ,1-Белорусского фронта.

http://militera.lib.ru/memo/russian/katukov/19.html

18 апреля бои на Зееловских высотах достигли наивысшего накала. Противник бросал в бой все новые и новые дивизии, батальоны фольксштурма, команды истребителей танков, сформированные из членов «гитлерюгенда». На танкоопасные направления он поставил зенитные батареи, так что каждый шаг вперед требовал от наших войск огромных усилий. Приходилось буквально выковыривать неприятеля из глубоких окопов и траншей, подавлять его железобетонные огневые точки, разбивать [399] металлические колпаки и закопанные танки. Поэтому 17 и 18 апреля танкисты продвигались не более 4 километров в сутки.
Штаб нашей армии перебрался на его {Зеелова} окраину. Все улицы, перекрестки Зеелова загромоздили машины, танки, самоходные установки. Артиллерия противника еще обстреливала город, в небе еще вспыхивали воздушные бои, но Зеелов был наш. Донесения Бабаджаняна {командир 11 гв. тк} свидетельствовали о том, что особенно упорные бои шли за город Мюнхеберг, находившийся примерно на полпути между Зееловом и Берлином.
Эсэсовские части дрались в этом городе отчаянно; не раз бросались в контратаки. Город трижды переходил из рук в руки. Солдаты мотоциклетного батальона лейтенанта Байкова захватили на аэродроме под Мюнхсбергом 38 исправных самолетов.
Итак, в течение первых четырех дней операции 1-я и 2-я гвардейские танковые армии фактически выполнили задачу непосредственной поддержки пехоты.


http://photos.wikimapia.org/p/00/02/11/98/03_full.jpeg

Н.К.Попель , член Военного Совета 1 Гв. танковой армии.
(Тот самый Н.К.Попель ,который командовал передовым отрядом 8 танкового корпуса Юго-Западного фронта в знаменитом контрударе фронта под Дубно-Луцком -Ровно 26 июня 1941)

18 апреля, во второй половине дня, начальник рации Бабаджаняна доложил, что меня вызывают в штаб армии.
Штаб размещался в маленьком синем домике на северной окраине Зеелова. Распахнул дверь. За столом сидел Михаил Алексеевич Шалин. По другую сторону стола, на маленькой скамеечке,— Катуков с телефонной трубкой в руке.
Михаил Ефимович, увидев меня, протянул телефонную трубку:
— Кириллович, тебя маршал вызывает.
Из разговора с комфронтом стало ясно, что вошедший в наше подчинение отдельный танковый корпус генерала И.И. Ющука, по сведениям маршала Жукова, находился в двадцати километрах к западу от Зеелова. В конце разговора я получил личный приказ: немедленно выехать к Ющуку, разобраться и тянуть туда всю армию.
— Михаил Алексеевич, в какую точку вышел Ющук?
— Известно, что находится рядом, справа от Бабаджаняна.
Приказ сбил нас с толку: мы знали генерала И.И. Ющука как дисциплинированного командира и недоумевали — неужели он, достигнув такого успеха, сообщил сведения об этом через голову штаба армии прямо во фронт? Маршал Жуков не назвал точки, куда корпус вышел, просто — «Впереди вас на двадцать километров, а вы тащитесь...» Но вызвать маршала снова и задать ему вопрос, в какой именно точке находится И.И. Ющук, мы не решились. Хотя солнце уже закатывалось, надо было ехать — выполнять приказ.
Это легко сказать — «корпус впереди»! А где именно?
Поехал на северо-запад. Первым по дороге попался населенный пункт Нейхарденберг. Дома целые, улицы чистые, кругом зелень, а из-за низеньких заборчиков выглядывают местные жители.
От этой картинки мы остолбенели: куда это мы заехали? Но приказ есть приказ — покатили дальше. Уже диск солнца чуть виден за горизонтом, а во встречных селениях везде одно и то же: немцы встречаются на улицах, разглядывают проезжающий бронетранспортер, а Ющука не видать и не слыхать.
Дорога пошла лесом. Едем осторожно, оглядываемся: танковый корпус должен быть где-то в этом районе.
Вдруг как шарахнет мина около нашего бронетранспортера!
— Товарищ генерал, немцы сзади! — кричит автоматчик.
Оглядываюсь — два вражеских бронетранспортера. Смотрю вперед — пехота! Угодили в засаду. Самочувствие наше понятно: заехать в лапы к врагу в апреле сорок пятого года — что могло быть нелепее и обиднее!
— Расчет к пулеметам! Будем прорываться просеками!
«Только бы,— думаю,— не перекрыли дороги».
Пулеметчик удачно поджег загородивший путь вражеский бронетранспортер, и — «окруженье пробито». Выбрались на дорогу, по которой двигались сюда.
Опять все то же: войск никаких нет, и так почти до самого Зеелова. Северо-западнее его показались на опушке леса танки. Подъехали:
— Кто такие?
Оказалось — передовой отряд корпуса Ющука. Всего в пяти километрах от корпуса Бабаджаняна!
Я чуть не задохнулся от возмущения: «Шутить вздумали!» Немедленно явился командир передового отряда, Герой Советского Союза полковник Н.П. Константинов.
— Какую точку доносили в штаб корпуса?
— Вот эту самую, товарищ генерал. По рации Константинов немедленно связал меня с генералом Ющуком. Разговор был у нас короткий.
«Где сумел пройти бронетранспортер, — передавал я, — там, надо думать, сумеет пройти и танковый корпус. Если в течение ночи не выйдете, доложу маршалу Жукову о ложной информации штабу фронта».
— Я не докладывал! — уверял Ющук.
Но докладывал — не докладывал, а не сумеет Ющук выйти в указанное место — худо ему будет.
В течение ночи корпус, не встречая большого сопротивления, прошел по маршруту, разведанному бронетранспортером. Утром, убедившись, что корпус Ющука вышел на указанный рубеж, я доложил начальнику штаба фронта генералу М.С. Малинину, что приказ выполнен, связь с Ющуком установлена, корпус — там-то.

Что же произошло? Севернее нас на Берлин наступала 2-я гвардейская танковая армия С.И. Богданова. Как позже выяснилось, не в силах больше сдерживать его напор, противник перебросил навстречу Богданову дивизию, защищавшую участок, куда мне как раз «повезло» заехать. Буквально на несколько часов образовалась щель, в которую в силу «стечения обстоятельств» успел проскочить корпус Ющука. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло.




Карта
http://photos.wikimapia.org/p/00/02/11/98/03_full.jpeg

В.И.Чуйков ,командующий 8 Гв. армией 1-го Белорусскогоф фронта.
http://militera.lib.ru/memo/russian/chuykov2/07.html

на 18 апреля войска получили задачу не на захват большого пространства, а на перемалывание живой силы и техники противника на поле боя и в ближайшей глубине его обороны. Утром мы снова провели мощную артиллерийскую подготовку по планам командиров корпусов.
В этот день противник ввел в бой две свежие моторизованные дивизии — «Курман» и «Мюнхенберг» — и одну пехотную дивизию СС под командованием генерала Зайцерта. Завязались ожесточенные бои. Контратаки следовали одна за другой, особенно на левом фланге армии.

В результате боев 18 апреля войска армии заняли рубеж Требниц — Янсфельде. Сосед справа вышел на рубеж Марксвальде — Вульков. Сосед слева — 69-я армия — и на третий день наступления оставался на месте, поэтому левый фланг нашей армии растянулся и противник своими контратаками старался повернуть нас на юг, в сторону от Берлина. Чтобы этого не случилось, для прикрытия левого фланга армии были оставлены две дивизии 28-го гвардейского стрелкового корпуса.
Первая гвардейская танковая армия и 11-й танковый корпус, введенные в сражение командующим фронтом еще в первый день наступления, продолжали продвигаться в боевых порядках 8-й гвардейской армии. Это, конечно, не могло удовлетворить командование. Из штаба фронта посыпались тревожные телеграммы.

«Командующий фронтом приказал:
«1. Наступление на Берлин у вас развивается недопустимо медленно. Если так будет операция и дальше проходить, то наступление может захлебнуться.
2. Основная причина плохого наступления кроется в неорганизованности, отсутствии взаимодействия войск и отсутствии требовательности к лицам, не выполняющим боевых задач.
Приказываю:
1. Всем командармам, командирам корпусов, дивизий и бригад выехать в передовые части и лично разобраться с обстановкой, а именно: а) где и какой противник;
б) где свои части, где средства усиления и что они конкретно делают; в) имеют ли части взаимодействие, боеприпасы и как организовано управление.

3. До 12 часов 19 апреля привести части в порядок, уточнить задачи, организовать взаимодействие всех частей, пополнить боеприпасы и в 12 часов по всему фронту начать артиллерийскую и авиационную подготовку и, в зависимости от характера артподготовки, атаковать противника и стремительно развить наступление согласно плану.

Координацию действий на участке 5-й ударной и 2 гв. ТА возлагаю на командарма 5-й ударной. На участке 8 гв. и 1 гв. ТА — на командарма 8 гв. А. [...]

4. Все транспортные машины механизированных бригад, механизированных корпусов и тылов бригад и корпусов немедля убрать с дорог и отвести в укрытия. В дальнейшем мотопехоте продвигаться пешком.

5. Для организации жесткого порядка на дорогах немедленно организовать командирскую комендантскую службу.

6. Для поддержания взаимодействия стрелковых дивизий и танковых бригад танковых армий военным советам 5-й и 8-й армий иметь своих ответственных командиров со средствами связи в каждой танковой бригаде 1 и 2 ТА. Военным советам 1 и 2 гв. ТА иметь своих представителей в стрелковых дивизиях.

7. Всех командиров, проявивших неумение выполнять задачи и проявивших нерешительность, заменить умелыми и отважными командирами.


Наступление 19 апреля началось в полдень. До этого часа войска всего фронта подтягивали артиллерию и боеприпасы, проводили разведку, уточняя огневую систему Мюнхенбергского оборонительного рубежа. Командующий 1-й гвардейской танковой армией генерал Катуков с. этого рубежа стремился прорваться на оперативный простор.
В. 12 часов 30 минут войска армии на всем фронте двинулись вперед. В первой половине дня удалось овладеть опорными пунктами Донсдорф, Мюнхенберг, Белендорф. Противник на этом рубеже был разбит, остатки его войск отошли.
После падения Мюнхенберга сопротивление противника несколько ослабело. Потрепанные и понесшие потери немецкие части вынуждены были отходить под ударами наших войск. Однако впереди нас ожидали новые оборонительные рубежи, которые не удалось обнаружить нашей разведке заранее. Их предстояло прорывать с ходу.


Карта
http://photos.wikimapia.org/p/00/02/11/98/03_full.jpeg

 
kostasДата: Четверг, 19.03.2015, 18:39 | Сообщение # 36
ОСНОВАТЕЛЬ ГОРОДА
Группа: Модераторы
Сообщений: 2118
Статус: Отсутствует
18-19 апреля 1945. 1-ый Белорусский фронт.

А.В.Исаев, историк.

http://militera.lib.ru/h/isaev_av7/17.html

18 апреля стало днем развала немецкой обороны под Вриценом. В 10.00 после 40-минутной артиллерийской подготовки войска 47-й армии перешли в наступление.
К исходу дня 77-й стрелковый корпус вел уличные бои во Врицене. Город был полностью оставлен гарнизоном к полуночи.
К югу от Врицена наступали 125-й и 129-й стрелковые корпуса 47-й армии. Во второй половине дня они преодолели все позиции немецкой обороны и вышли на шоссе Врицен — Шульцдорф,
а к 20.00 вели бой в 1 км западнее шоссе. Продвижение корпусов за день составило 3 км и 4 км соответственно.
По итогам дня командир немецкого CI армейского корпуса генерал артиллерии Вильгельм Берлин был смещен и заменен командиром 5-й егерской дивизии генерал-лейтенантом Зикстом.

Правее , 3-ударная армия совместно с 9 гв. танковым корпусом {2 Гв. ТА}. овладела Кунерсдорфом.За день войска армии продвинулись на 4-6 км.

Задачей главной ударной группировки фонта {5. Уд. и 8 Гв. армии}было развить успех, наметившийся на стыке 5-й ударной и 8-й гвардейской армий.
Вместе с 5-й ударной армией продолжали наступать два корпуса 2-й гв. танковой армии {1 мехкорпус и 12 Гв. танковый}.

К утру 18 апреля под артиллерийским огнем была наведена переправа через реку Штобберов, способная пропускать артиллерию, танки и САУ. Форсировав Штобберов 12 Гв.тк. две стал пробиваться строго на запад. . К 16.30 37-я мехбригада корпуса вышла на окраину Бацлова. Здесь бригада была остановлена сильным огнем. С наступлением темноты части бригады, сковав фронтальной атакой силы противника, ударами справа и слева ворвалась в Бацлов и завязала ночной бой за город. Параллельно с подготовкой ночной атаки 37-я механизированная бригада частью сил вела разведку в направлении Илова, обойдя Бацлов с юга. Разведка завязала бой на восточной окраине Илова уже в 18.00 18 апреля.
Тем временем 48-я гв. танковая бригада штурмовала город Рейхенберг к югу от Бацлова.
За 37-й механизированной бригадой переправились через Штобберов 35-я и 19-я механизированные бригады, которые к 21.00 сосредоточились в Ригенвальде.

Развернутый накануне на направление наступления 1-го механизированного корпуса 12-й гв. танковый корпус 2-й гв. танковой армии также наступал 18 апреля на Херменсдорф.
Однако наметившийся прорыв на этом направлении был закрыт частями пехотно-гренадерской дивизии СС «Нордланд» и 18-й танко-гренадерской дивизии.
Отсутствие быстрого продвижения вперед заставило развернуть корпус в затылок лидерам — 37-й механизированной и 48-й гв. танковой бригадам.
К 21.00 корпус сосредоточился в лесу к юго-востоку от Ригенвальде.
На подступах к Ригенвальде также сосредоточились 94-я гв. стрелковая и 266-я стрелковая дивизии 26-го гв. стрелкового корпуса 5-й ударной армии.
Таким образом, к исходу 18 апреля в районе Ригенвальде на подступах к Бацлову были собраны в готовности к прыжку вперед крупные силы советских стрелковых и механизированных соединений.

Развернув на направление намечающегося успеха корпуса своей армии, М. Е. Катуков словно иголка потянул за собой нитку — стрелковые соединения 8-й гв. армии.
Поскольку быстрого прорыва не получилось, ни о каком отставании пехоты от механизированных частей не могло быть и речи. 4-й гв. стрелковый корпус 8-й гв. армии наступал по пятам 11-го танкового и 11-го гв. танкового корпусов. Дальше всех продвинулась 35-я гв. стрелковая дивизия, которая к исходу дня вышла к Требницу.
11-й танковый корпус наступал на стыке с 2-й гв. танковой армией. Части корпуса разошлись веером от Вулькова, нащупывая слабое место в обороне противника. 65-я танковая бригада и 50-й тяжелый танковый полк корпуса с утра захватили вместе с 219-й танковой бригадой 1-го мехкорпуса Вульков, далее был захвачен Херменсдорф. 20-я танковая бригада отклонилась дальше к югу и захватила Оберсдорф. 36-я танковая бригада отклонилась еще дальше на юг, и во взаимодействии с частями 11-го гв. танкового корпуса заняла Требниц. Поздним вечером 18 апреля бригады 11-го танкового корпуса собрались в районе Мюнхехофе. Далее на подступах к Букову они встретили сопротивление частей «Нордланда» и дальнейшего продвижения не имели. [421]
11-й гв. танковый корпус к 6.00 форсировал р. Флисс у Герльсдорфа и наступал в направлении Мюнхеберга. К вечеру 40-я гв. танковая бригада захватила Требниц. Остальные бригады корпуса к полуночи заняли Янсфельде — населенный пункт на «Рейхсштрассе № 1».
8-й гв. механизированный корпус в ночь с 17 на 18 апреля производил перегруппировку на новое направление и с утра повел наступление по маршруту 11-го гв. танкового корпуса в юго-западном направлении. Тем самым механизированный корпус И. Ф. Дремова должен был выйти в тыл немецким войскам, обороняющимся на Зееловских высотах. К 19.00 корпус вышел к Марксдорфу, а к концу дня занял его. Тем самым был произведен глубокий охват оборонявшихся перед фронтом 8-й гв. армии и 69-й армии соединений немецкого XI танкового корпуса СС.
Оборона XI танкового корпуса СС фронтом на восток пока еще сохраняла свою прочность. Попытки наступления левофлангового 28-го гв. стрелкового корпуса 8-й гв. армии были безуспешными. Армия В. И. Чуйкова постепенно перекатывалась через р. Флисс у Герльсдорфа. К концу дня на западном берегу реки были уже не только соединения 4-го гв. стрелкового корпуса, но и 82-я и 27-я гв. стрелковые дивизии 29-го гв. стрелкового корпуса. 82-я гв. стрелковая дивизия с 7-й гв. тяжелой танковой бригадой выбила противника из Ворина (к юго-западу от Герльсдорфа). 105-й танковый полк тяжелой бригады вместе с 244-м гв. стрелковым полком вышел на «Рейхсштрассе № 1». Стрелковые дивизии армии В. И. Чуйкова постепенно снимались с места и обходили Зееловские высоты с севера.

Интенсивность боевых действий в полосе 69-й армии 18 апреля существенно снизилась. Армия перегруппировалась для сосредоточения усилий на правом фланге 25-го стрелкового корпуса. Соответственно 25-й стрелковый корпус сдал часть своей полосы соседнему 61-му стрелковому корпусу, а последний ввел в первую линию полк 134-й стрелковой дивизии из второго эшелона.
Также 61-й стрелковый корпус сдал часть своей полосы левофланговому 91-му стрелковому корпусу.
Такая перегруппировка объяснялась тем, что впереди лежала цепочка озер и для сохранения связи с 8-й гв. армией ее нужно было обойти с севера.
Боевые действия 18 апреля 69-я армия начала в 12.30 после 30-минутной артиллерийской подготовки. Продвижение на 1 км имел только 61-й стрелковый корпус в центре построения армии.
Потери бронетехники армии В. Я. Колпакчи за три дня наступления составили 16 танков и 11 САУ сгоревшими, 30 танков и 17 САУ подбитыми, 38 танков и 8 САУ подорвавшимися на минах.
Обстановка, сложившаяся севернее и южнее Франкфурта-на-Одере, заставила немецкое командование принять решение об эвакуации гарнизона и усилить его частями оборону на западном берегу.
Всю ночь с 18 на 19 апреля из Франкфурта-на-Одере выводились войска, и в 5.29 (берлинского времени) 19 апреля мост через Одер был взорван.


Потери армий за 18 апреля 1945

Армия__1 ТА__ 2 ТА___61А____47А___3 уд А___5 уд.А__8 гв А___69 А_____33 А
Убито___90____—_____95____156____119_______—_____—______88______ —
Ранено__355__ —____365____625____416______—_____ —______297______ —

Общие потери техники 1-го Белорусского фронта 18 апреля составили 65 танков и САУ сгоревшими, 86 танков и САУ подбитыми и еще 13 выведенными из строя по другим причинам
Если взять 3 - Ударную армию ,то в среднем потери на одну стрелковую роту за сутки составили 4 человека убитыми и 13-14 ранеными.




Подробнее
http://photos.wikimapia.org/p/00/02/11/98/03_full.jpeg

Ранним утром 19 апреля из штаба фронта в войска пришла директива № 00567/оп, в которой радикально изменялись направления наступления и разграничительные линии для армий правого крыла фронта. 47, 3 и 5-я ударные армии должны были повернуть на юго-запад и наступать непосредственно на Берлин. Глобально задача формулировалась — «на плечах противника ворваться и захватить Берлин». Частные задачи были поставлены следующие:
47-й армии — наступать в общем направлении Газельберг, Лойенберг, Байерсдорф, Бернау, Шильдов, Хермсдорф (последние два пункта в северной части Берлина).
3-й ударной армии — наступать в общем направлении Претцель, Вернойхе, Бланкенбург (в северо-восточной части Берлина), Тегель (в северо-западной части Берлина).
5-й ударной армии — наступать в общем направлении Штраусберг, Альт-Ландсберг, Эйхе, пригород Вейсензее (в северной части Берлина).
2-й гвардейской танковой армии, не прекращая боевых действий ночью, к 6 часам 19 апреля овладеть: 1-м механизированным корпусом — Бацлов, 9-м гвардейским танковым корпусом — Штернебек, Претцель и 12-м гвардейским танковым корпусом, наступая через Илов, овладеть Груновом — важнейшими опорными пунктами третьей (тыловой) полосы обороны немцев, чем облегчить наступление 3-й и 5-й ударных армий 19 апреля на Берлин.
Разграничительные линии между тремя армиями получили излом в юго-западном направлении и заканчивались теперь в пригородах Берлина. Тем самым был сделан очередной шаг к тому, чтобы 150-я стрелковая дивизия вместо действий на периферии сражения штурмовала Рейхстаг.
С оперативной точки зрения смысл директивы № 00567/оп очевиден: обойти плотный заслон на «Рейхсштрассе № 1» и ворваться в Берлин с северо-востока.

Войска 47-й армии 19 апреля прорвали оборону противника на рубеже Врицен, Кунерсдорф. Далее сообразно директиве № 00567/оп армия Ф. И. Перхоровича изменила направление наступления с северо-запада на запад и юго-запад. Серьезную помощь в продвижении вперед оказал 9-й гв. танковый корпус 2-й гв. танковой армии.
Корпус, наступая в направлении Лойенберг, Шенфельд, частью сил прошел в полосе 129-го стрелкового корпуса 47-й армии, прорвал оборону и создал условия для быстрого продвижения пехоты на запад.

К 16.00 9-й гв. танковый корпус вышел на рубеж Харнекоп, Штернбек, что означало прорыв «позиции Вотан» .
Развивая наступление, части 9-го гв. танкового корпуса углубились в лесной массив Претцель Форст. К 21.00 47-я гв. танковая бригада с двумя батальонами 33-й гв. мотострелковой бригады вышла на рубеж «Рейхсштрассе № 158» и завязала бой за узел дорог Штайнбек, который был захвачен к 23.00.
Используя успех 9-го гв. танкового корпуса, 129-й стрелковый корпус уже к исходу 19 апреля подошел к озеру Маркграфе, фл. Бизов, вклинившись в оборону противника более чем на 5 км.
Итоговое продвижение корпуса за день составило 12 км.
Вечером 19 апреля сложилась обстановка, при которой левофланговый 129-й стрелковый корпус значительно выдвинулся вперед, а два других корпуса 47-й армии оставались позади.


https://www.google.ru/maps....8?hl=ru

Стрелковые корпуса 3-й ударной армии добивали узлы сопротивления, обойденные механизированными соединениями. В 12-м гв. стрелковом корпусе в первую линию были выведены все три стрелковые дивизии. Ранним утром 33-я и 52-я гв. стрелковые дивизии очищали от разрозненных групп противника Бацлов. 23-я гв. стрелковая дивизия атаковала Претцель с юго-востока и к 19.00 полностью очистила город от противника. 79-й стрелковый корпус наступал 171-й и 207-й стрелковыми дивизиями в первом эшелоне и 150-й стрелковой дивизией во втором. 207-я стрелковая дивизия с 1203-м самоходно-артиллерийским полком, двумя батареями 351-го самоходно-артиллерийского полка овладела Франкенфельде, Харнекопфом. 171-я стрелковая дивизия с 85-м танковым полком, двумя батареями 351-го самоходно-артиллерийского полка к вечеру вышла к фл. Блументаль в глубине лесного массива.
К концу дня корпуса 3-й ударной армии перешли к преследованию противника в лесу Претцелер Форст. Ввиду множества лесных завалов, противотанковых рвов и противотанковых минных полей на основных дорогах, вся тяжесть боев по очищению лесного массива приняла на себя пехота.

Переход в наступление 5-й ударной армии в соответствии с директивой штаба фронта № 00566/оп был запланирован в 12.30 после 30-минутной артподготовки. По приказу Н. Э. Берзарина 1-й механизированный корпус должен был взаимодействовать с 26-м гв. стрелковым корпусом и 12-й гв. танковый корпус — с 32-м стрелковым корпусом.

В ночь с 18 на 19 апреля войска 2-й гв. танковой армии не прекращали боевых действий и добились существенных успехов, позволивших успешно наступать при свете дня.

Поскольку 9-й гв. танковый корпус был временно подчинен 3-й ударной армии, танковая армия действовала в двухкорпусном составе. 1-й механизированный корпус в течение ночи вел бои за Бацлов и к 7.00 35-й мехбригадой совместно с пехотой захватил этот опорный пункт противника.
12-й гв. танковый корпус, наступая в направлении Грунова, к 6.00 силами 48-й и 49-й гв. танковых бригад овладел Райхенбергом.

Захватив к 10.00 19 апреля Бацлов и Илов, бригады 1-го механизированного корпуса разошлись веером от узла дорог Рейхенов, нащупывая слабые места в обороне противника. Особенно ожесточенным было сопротивление противника в узлах дорог Претцель и Предиков. Предиков был захвачен 219-й танковой бригадой к 18.00, но на пути бригады лежал упорно обороняемый Претцель.

На Претцель также была развернута 37-я механизированная бригада, захватившая Штернебек. Но, оценив штурм узла дорог как бесперспективный, С. М. Кривошеин решил обойти Претцель с северо-запада. После принятого командиром корпуса решения об обходе Претцеля бригада повернула на запад и углубилась в лесной массив Претцелер Форст.
Теснимый частями бригады противник откатывался на запад, и к 21.00 бригада овладела фл. Блументаль в глубине леса. К 23.00 бригада была остановлена взорванной 30-метровой насыпью на шоссе южнее озера Гамен. Взорванная насыпь задержала бригаду на несколько часов. К 4.00 37-я мехбригада вышла на рубеж «Рейхсштрассе № 158» и идущей параллельно шоссе железной дороги севернее станции Верфтпфуль. Остальные бригады ночью сосредоточились в лесу Претцелер Форст восточнее позиций своего лидера.
12-й гв. танковый корпус наступал от Илова одной бригадой на Претцель, а остальными — на Грунов. Местность в районе Грунова представляла сильно заболоченный участок, исключавший возможность действий танков в развернутом строю. Они могли действовать только вдоль дороги, неся потери от огня противника. Грунов был взят к 17.00 силами 34-й гв. мотострелковой бригады и 48-й гв. танковой бригады. Атаковавшая Претцель 49-я гв. танковая бригада, встретив ожесточенное сопротивление противника, попыталась обойти этот узел обороны с юго-запада. Однако обхода не получилось: бригаду встретили завалы в лесном массиве. В итоге 49-я гв. танковая бригада была развернута на юг для наступления от Грунова на запад.
Таким образом, войска 2-й гв. танковой армии в течение 19 апреля, сломив сопротивление противника на «позиции Вотан», успешно продвинулись в западном направлении, пройдя с боями до 30 км. Лидером наступления, продвинувшимся на 30 км, был 1-й механизированный корпус.

Собственно со стрелковыми соединениями армии Н. Э. Берзарина из состава танковой армии С. И. Богданова взаимодействовал только 12-й гв. танковый корпус. При поддержке танкистов 26-й гв. стрелковый корпус и правый фланг 32-го стрелкового корпуса (60-я гв. стрелковая дивизия) сбили противника с рубежа восточнее Ригенвальде и, развивая наступление по открытой местности в направлении Рейхенберг, Илов, Грунов, продвинулись за сутки на 10,5 км.
Наступавший по сильно пересеченной местности 9-й стрелковый корпус двигался в два раза медленнее и продвинулся только на 5 км. И. П. Рослый принял решение не штурмовать Буков в лоб, а обойти его с севера и юга. 301-я стрелковая дивизия, оставив один стрелковый корпус перед Буковым, двумя другими обошла город и озеро Шермютцель-зее севернее. Другая стрелковая дивизия (248-я стрелковая дивизия) по узкому перешейку между Вейсер-зее и Абендрот-зее начала продвигаться на Хазенхольц, обходя Буков южнее.
Смещение танковых соединений в полосу соседей стало своего рода стандартом событий 19 апреля. Спутником 9-го стрелкового корпуса И. П. Рослого в сражении за Буков стал 11-й танковый корпус И. И. Ющука. До 11.00 19 апреля танковый корпус И. И. Ющука наступал на Буков, но понес большие потери и успеха не имел. Командир корпуса решил собрать две ударные группировки для обхода Букова с севера и юга. Правую (северную) группировку корпуса составили 65-я танковая бригада, 50-й тяжелый танковый полк, 1493-й и 1461-й самоходно-артиллерийские полки, 12-я мотострелковая бригада, минометный и легко-артиллерийские полки. Ее возглавил сам И. И. Ющук. В южную (левую) группировку вошли 20-я и 36-я танковые бригады. Возглавил южную группу начальник штаба корпуса генерал-майор Гриценко. В отличие от И. П. Рослого, И. И. Ющук задумал широкий замах и охват не только Букова, но и прилегающих к нему озер.
В результате правая ударная группировка к исходу дня вышла в район Грунова, где уже вели бои танкисты 12-го гв. танкового корпуса, а левая вышла к Мюнхебергу
и была остановлена на подступах к Дамсдорфу (севернее города).

По замыслу М. Е. Катукова 11-й и 11-й гв. танковые корпуса 1-й гв. танковой армии должны были прорвать оборону противника и выйти на восточную и юго-восточную окраины Берлина. 8-й гв. механизированный корпус во взаимодействии с левым флангом 29-го гв. стрелкового корпуса должен был ударить в направлении Фюрстенвальде в тыл группировке противника, обороняющейся на Зееловских высотах.
Однако быстрого прорыва 19 апреля еще не получилось. 11-й гв. танковый корпус с утра 19 апреля пытался внезапным ударом овладеть Мюнхебергом, но встретил организованное сопротивление противника и успеха не имел. Город Мюнхеберг обороняли части танковой дивизии «Мюнхеберг», снятые с Зееловских высот. С 13.30 танковый корпус А. Х. Бабаджаняна совместно с 29-м стрелковым корпусом начал наступление в обход Мюнхеберга с юга. Однако сам по себе обходной маневр не гарантировал успеха. 27-я гв. стрелковая дивизия, наступавшая совместно с 44-й и 45-й танковыми бригадами в обход Мюнхеберга, была встречена сильным артиллерийским огнем из Мюнхеберга и огнем пулеметов и противотанковых пушек из Элизенхофа. Это дали о себе знать неподавленные в ходе артподготовки огневые точки противника. В 17.00 был произведен повторный огневой налет по Мюнхебергу и Элизехофу. После налета 82-я стрелковая дивизия начала штурм Мюнхеберга, а 27-я гв. стрелковая дивизия и части 11-го гв. танкового корпуса атаковали Элизехоф. Поддержку штурмующим Мюнхеберг стрелковым частям оказывали танки ИС-2 7-й гв. тяжелой танковой бригады, завязавшие дуэль с танками противника. Одновременно 47-я гв. стрелковая дивизия 4-го гв. стрелкового корпуса к 16.00 вышла к Дамсдорфу, обходя Мюнхеберг с севера. К 18.00 сопротивление защитников Мюнхеберга было сломлено. К 18.30 части 82-й гв. стрелковой дивизии ворвались на окраину города, а к 21.00 он был полностью очищен от противника. В боях за Мюнхеберг 7-я гв. тяжелая танковая бригада потеряла 2 танка сгоревшими и 7 танков подбитыми.
После того как угроза со стороны Мюнхеберга была устранена, корпус А. Х. Бабаджаняна, обходя город с юга, к 20.00 занял Фридрихсдорф, Эгерсдорф и продолжал наступать в юго-западном направлении. К полуночи танкисты А. Х. Бабаджаняна овладели Шенфельде, населенным пунктом к юго-востоку от Мюнхеберга. 8-й гв. механизированный корпус И. Ф. Дремова в первой половине дня вел бой фронтом на юг с частями «Недерланда», но продвижения не имел. Во второй половине дня М. Е. Катуков развернул корпус И. Ф. Дремова на направление наступления корпуса А. Х. Бабаджаняна. Несмотря на то, что корпуса армии М. Е. Катукова не выполнили поставленных на день задач, немецкая оборона на «позиции Вотан» (Wotan-Stellung) маневром в обход Мюнхеберга была прорвана. Потери техники 1-й гв. танковой армии за 19 апреля составили 20 Т-34, 2 ИС-2, 2 СУ-100, 1 ИСУ-122, 4 СУ-85, 6 СУ-76 сгоревшими, 13 Т-34, 1 ИС-2, 5 СУ-100, 3 СУ-85, 1 СУ-76 подбитыми{226}.
Войска 8-й гв. армии 19 апреля в полной мере разделили успехи и неудачи 1-й гв. танковой армии. В 10.00 по приказу В. И. Чуйкова 4-й и 29-й гв. стрелковые корпуса провели разведку боем с целью выявить систему обороны противника. В 12.30 частями 4-го гв. стрелкового корпуса и в 13.30 частями 29-го и 28-го гв. стрелковых корпусов возобновили наступление после 30-минутной артподготовки. 4-й гв. стрелковый корпус действовал совместно с 11-м танковым корпусом у Букова и Дамсдорфа. 29-й гв. стрелковый корпус во второй половине дня овладел Мюнхебергом. 28-й гв. стрелковый корпус как нитка за иголкой обтекал северный фас Зееловских высот, вел бой фронтом на юг и юго-запад.

В связи с тем, что 8-я гв. армия потянулась за 1-й гв. танковой армией, разграничительная линия между армиями В. И. Чуйкова и В. Я. Колпакчи была перенарезана. Теперь 69-я армия получила часть полосы 8-й гв. армии.
Первые успехи после череды неудач в предыдущие дни наметились в полосе 69-й армии еще ночью. В результате умелых ночных действий 25-й стрелковый корпус захватил Карциг. На левом фланге 69-й армии 283-я стрелковая дивизия совместно с частями 33-й армии с утра 19 апреля заняла оставленный противником плацдарм на восточном берегу Одера у Франкфурта.
В общее наступление войска 69-й армии перешли в 11.30 после 30-минутной артиллерийской подготовки. К вечеру 25-й стрелковый корпус занял Альт-Малиш, а 61-й стрелковый корпус — Нидер-Езар. Продвижение корпусов за день составило 3–4 км.


Потери армий за 19 апреля 1945

Армия__1 ТА__ 2 ТА___61А____47А___3 уд А___5 уд.А__8 гв А___69 А_____33 А
Убито___135____—_____85____287____166_______—_____—______204______ —
Ранено__678__ —_____363___1112____594______—_____ —______562______ —

Потери 33-й армии с 15 по 20 апреля составили 1687 человек убитыми, 7213 ранеными, 128 пропавшими без вести, 13 небоевые потери и 206 заболевшими.
Общие потери техники 1-го Белорусского фронта 19 апреля составили 105 танков и САУ сгоревшими, 76 танков и САУ подбитыми и еще 8 выведенными из строя по другим причинам{228}.
В расчете на подбитые и сгоревшие это был день наибольших потерь в бронетехнике за время наступления.


 
kostasДата: Четверг, 19.03.2015, 22:51 | Сообщение # 37
ОСНОВАТЕЛЬ ГОРОДА
Группа: Модераторы
Сообщений: 2118
Статус: Отсутствует
18-19 апреля. 1-Украинский фронт.

И.С.Конев ,командующий 1-Украинским фронтом


http://militera.lib.ru/memo/russian/konev_is2/text.html#t4

После разговора с танковыми начальниками я лично написал эту директиву. Так как она была для войск 1-го Украинского фронта поворотным пунктом в ходе Берлинской операции, я приведу её полностью, в том виде, в каком она была дана в ночь на 18 апреля 1945 года:
«Во исполнение приказа Верховного Главнокомандования приказываю:

1. Командарму 3-й гвардейской танковой армии: в течение ночи с 17 на 18.IV.45 форсировать реку Шпрее и развивать стремительное наступление в общем направлении Фетшау, Гольсен, Барут, Тельтов, южная окраина Берлина. Задача армии в ночь с 20 на 21.IV.45 ворваться в город Берлин с юга.

2. Командарму 4-й танковой. В течение ночи с 17 на 18.IV.45 форсировать реку Шпрее севернее Шпремберг и развивать стремительное наступление в общем направлении Дрепкау, Калау, Дане, Луккенвальде. Задача армии к исходу 20.IV.45 овладеть районом Беелитц, Трёйенбрицен, Луккенвальде. В ночь на 21.IV.45 овладеть Потсдамом и юго-западной частью Берлина. При повороте армии на Потсдам район Трёйенбрицен обеспечить 5-м мехкорпусом. Вести разведку в направлении: Зенфтенберг, Финстервальде, Герцберг.

3. На главном направлении танковым кулаком смелее и решительнее пробиваться вперёд. Города и крупные населенные пункты обходить и не ввязываться в затяжные фронтальные бои. Требую твердо понять, что успех танковых армий зависит от смелого маневра и стремительности в действиях.

Пункт 3-й приказа довести до сознания командиров корпусов, бригад.

4. Отданных распоряжениях исполнении донести. Командующий Первым Украинским фронтом Конев.

Член Военного совета фронта Крайнюков.

Начальник штаба Первого Украинского фронта Петров. № директивы 00215, 17.IV, подано 18.IV в 2 часа 47 минут».

В ночь на 18 апреля осуществился поворот 3-й и 4-й гвардейских танковых армий 1-го Украинского фронта на Берлин, приведший впоследствии в результате совместных действий 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов к окружению всей берлинской группировки гитлеровцев и падению Берлина. Поворот танковых армий 1-го Украинского фронта на Берлин с юга был в моих глазах естественным и закономерным маневром, рассчитанным на то, чтобы громить противника в самом невыгодном для него положении, и в значительной мере неожиданном.
Я верил в успех этого маневра.
18 апреля Рыбалко и Лелюшенко, оторвавшись от Шпрее, продвигались всё дальше к Берлину. 13-я армия Пухова, наступавшая в центре нашей ударной группировки, за этот день переправилась через Шпрее, а справа и слева от неё армии Гордова и Жадова вели ожесточенные бои на обоих флангах нашего прорыва.
Прежде чем говорить о дальнейшем ходе операции, мне хочется именно здесь, после рассказа о маневре танковых армий, заглянуть в прошлое и проследить, как протекало в ходе войны развитие наших танковых войск и каковы были тенденции и реальные возможности этого развития.
9 апреля
Армии Рыбалко и Лелюшенко продолжали наступление на Берлин. Рыбалко за этот день продвинулся с боями на тридцать — тридцать пять километров. Лелюшенко наступал ещё стремительнее и к вечеру продвинулся на пятьдесят километров.
13-я армия Пухова, обеспечив ввод в прорыв Лелюшенко и Рыбалко, вслед за ними успешно продвигалась на запад. В центре прорыва её войска глубоко вклинились в расположение немцев. Но на обоих флангах армии по-прежнему висели крупные группировки противника: справа — в районе Котбуса и слева — в районе Шпремберга. Поэтому армии пришлось вести бои одновременно и фронтом на запад, и фронтом на север, и фронтом на юг. Вдобавок были получены данные о том, что в тылу 13-й армии обнаружено передвижение не разгромленных в первые дни группировок противника.
С утра Николай Павлович Пухов выразил мне по этому поводу свое беспокойство.
В середине дня я приехал к нему на наблюдательный пункт. Нарочно проехал как раз по центру его полосы наступления и ни на какие группы противника — ни на крупные, ни на мелкие — не наткнулся. Слухи оказались преувеличенными, и при встрече с Николаем Павловичем мне пришлось намекнуть ему на то, чтобы он поменьше им верил. Начал с того, что отдал должное действиям его армии, которая превосходно выполнила задачу первых трёх дней и обеспечила успешное развитие маневра танковых армий; затем пожелал Пухову, чтобы смелое продвижение вперёд не вызывало у него беспокойства.
— Помните, что впереди вас уже танковые армии, — сказал я ему. — Вам теперь остается действовать в соответствии с тем стремительным темпом наступления, который они взяли, и обеспечивать их фланги и тыл. А о том, чтобы обеспечить ваши фланги и ваш тыл, позаботимся в свою очередь мы.
Левее Пухова войска 5-й гвардейской армии Жадова с приданным 4-м гвардейским танковым корпусом Полубоярова продолжали бои за расширение плацдарма на западном берегу Шпрее и переправляли туда свои главные силы.
В течение 19 апреля войска 5-й гвардейской армии закончили прорыв третьей полосы вражеской обороны на рубеже Шпрее и вместе с частями Пухова к исходу дня окружили шпрембергскую группировку противника.
Но наибольшее мое внимание в этот день, признаюсь, приковывали события на правом фланге — в 3-й гвардейской армии Гордова. Частью сил своего левого фланга, примыкавшего к армии Пухова, она настойчиво продвигалась на запад и северо-запад. В центре же и на правом фланге у Гордова дела складывались не то чтобы неблагоприятно, но трудно. Немецко-фашистские войска беспрестанно атаковали его в районе Форста, а, кроме того, на правом фланге «висела» сильнейшая котбусская группировка.
В итоге он все время шёл вперёд левым флангом и отставал правым, все больше разворачивался фронтом на север, из-за чего у противника мог возникнуть соблазн ударить под основание прорыва. А силы у противника для этого были. В район Котбуса гитлеровцы стянули несколько танковых дивизий именно с этой цепью: попытаться ударом под корень сорвать наступление нашего фронта.
Но хотя положение у Гордова было напряженное, все возможности, чтобы оно не превратилось в критическое, были тоже налицо. Во втором эшелоне у него ещё оставалось два свежих корпуса — стрелковый и танковый. Располагая такими силами, он мог в случае острой необходимости отразить контрудар врага на правом фланге нашего прорыва.
Однако 19 апреля такая необходимость не возникла. Когда в середине дня немцы попытались, наступая из района Котбуса, ликвидировать занятые частями армии Гордова плацдармы на Шпрее, он справился с их наступлением, не вводя в бой корпуса второго эшелона. На то направление, где вражеские контратаки были особенно жестокими, пришлось перебросить 1-ю гвардейскую артиллерийскую дивизию прорыва под командованием генерал-майора Хусида.
Эта дивизия всегда отличалась высокой маневренностью и боевой стойкостью. И на этот раз она под огнём врага вброд форсировала Шпрее, заняла позиции на западном берегу реки и, не имея никакого специального пехотного прикрытия, лишь примыкая на фланге к стрелковым частям армии Гордова, с блестящим успехом отразила мощным огнём все контратаки противника.
А тем временем Рыбалко и Лелюшенко шли и шли вперёд — к Берлину. И в стремительности их действий немалую роль играло то, что они были спокойны за свои тылы.
Если по военной привычке кратко подвести итог за 19 апреля, то можно сказать так: в этот день наши танковые армии и 13-я армия развивали прорыв в оперативную глубину, а 3-я и 5-я гвардейские армии расширяли прорыв в сторону флангов и деятельно готовились к решительной ликвидации угрозы, возникшей на севере и на юге, в районе Котбуса и Шпремберга.




Д.Д.Лелюшенко,командующий 4 гв. танковой армией 1-Украинского фронта.

18 апреля 10-й танковый и 5-й механизированный гвардейские корпуса, сметая на своем пути противника, вырвались на оперативный простор и устремились на запад.
Около 3 час. ночи 18 апреля нами было получено боевое распоряжение командующего 1-м Украинском фронтом, в котором говорилось, что во исполнение приказа Верховного Главнокомандования 4-й гвардейской танковой армии к исходу 20 апреля овладеть районом Беелитц, Трёйенбритцен, Луккенвальде, а в ночь на 21 овладеть Потсдамом и юго-западной частью Берлина. Соседу справа — 3-й гвардейской танковой армии — в течение ночи на 18 апреля ставилась задача форсировать р. Шпрее и стремительно развить наступление в общем направлении Фетшау, Барут, Тельтов, южная окраина Берлина, а в ночь на 21 апреля ворваться в Берлин с юга{267}.
Этой директивой ставилась новая задача — удар на Берлин в отличие от прежнего плана, ставившего целью наступать в общем направлении на Дессау. Подобный поворот событий не явился для нас неожиданностью. Мы в штабе армии размышляли над ним еще до начала операции. Поэтому без излишней потери времени были поставлены новые задачи: 10-му гвардейскому танковому корпусу развивать наступление в направлении Луккау-Даме-Луккенваль-де-Потсдам, форсировать канал Тельтов и в ночь на 21 апреля овладеть юго-западной частью Берлина; 6-му гвардейскому механизированному корпусу после овладения г. Шпремберг выйти в район Науэна и соединиться там с войсками 1-го Белорусского фронта, завершив полное окружение берлинской группировки противника; 5-му гвардейскому механизированному корпусу наступать в направлении Ютербога, 21 апреля овладеть рубежом Беелитц, Трёйенбритцен и закрепиться на нем, обеспечив левый фланг армии от возможных ударов врага с запада и создавая внешний фронт окружения берлинской группировки в юго-западном направлении{268}.
Получив новые задачи, командиры корпусов энергично приступили к их выполнению. К исходу 18 апреля 10-й и 5-й корпуса достигли рубежа Дребкау, Ной-Петерсхайн, это более 50 км от бывшего переднего края обороны противника. Передовые их отряды продвинулись на 70 км, а 63-я гвардейская танковая бригада М. Г. Фомичева вырвалась вперед даже на 90 км. Наступление шло в нарастающем темпе. 6-й гвардейский механизированный корпус, выполняя директиву фронта, оказывал помощь 5-й гвардейской армии в овладении г. Шпремберг, чтобы быстрее приступить к своей основной задаче — окружению Берлина.


А.С.Жадов ,командующий 5 гв.армией 1-Украинского фронта.

http://militera.lib.ru/memo/russian/zhadov_as/08.html

В целом и у нас и у соседа справа — 13-й армии — складывалась благоприятная обстановка для стремительного продвижения вперед.
Верховное Главнокомандование решило немедленно воспользоваться этим. Командующему 1-м Украинским фронтом было дано указание в течение ночи на 18 апреля форсировать Шпрее и двумя танковыми (3-й и 4-й) армиями развивать наступление в северо-западном направлении с целью нанести удар по Берлину с юга, охватить город с юго-запада и во взаимодействии с 1-м Белорусским фронтом полностью окружить всю берлинскую группировку врага.

Гитлеровское командование пыталось остановить наши войска и удержаться на третьей полосе, имея впереди речную преграду. Оно выдвинуло на эту полосу запасной пехотный полк, части 344-й пехотной дивизии и 10-ю танковую дивизию СС. В район западнее Шпремберга начали прибывать части 2-й моторизованной дивизии «Герман Геринг», а в район Котбуса — части 214-й пехотной дивизии. Кроме того, противнику удалось сколотить довольно мощную группировку танковых войск и пехоты в районе Гёрлица, откуда гитлеровцы намеревались нанести контрудар по левому флангу ударной группировки фронта. Напряженная борьба в полосе нашей армии, особенно на флангах, приобрела еще большую остроту. Враг предпринял ряд ожесточенных контратак пехотой с танками. И, несмотря на это, части и соединения армии, отбивая их, в ходе упорных ночных боев сумели овладеть рядом важных опорных пунктов на подступах к Шпрембергу и реке Шпрее, в том числе Шёнхейде, Грауштайн, Требендорф и северо-западной частью города Вейсвассер. Ворваться в Шпремберг с ходу и выйти к реке Шпрее правофланговой 95-й гвардейской стрелковой дивизии не удалось. Части танковой дивизии немцев «Охрана фюрера» и 10-й танковой дивизии СС, опираясь на заранее подготовленную оборону, оказали ожесточенное сопротивление. Тем не менее к утру 18 апреля на левом фланге 97-я и 13-я гвардейские стрелковые дивизии 32-го гвардейского стрелкового корпуса, 4-й гвардейский танковый корпус и две (15-я и 58-я) дивизии 34-го гвардейского стрелкового корпуса вышли к реке Шпрее и с ходу форсировали ее на участке от Шпреевитца до Тцшельна. К исходу 18 апреля соединения 4-го танкового и 34-го стрелкового гвардейских корпусов прорвали третью полосу немецкой обороны и продвинулись за день на 16–17 км. Для обеспечения открытого левого фланга 34-му корпусу пришлось растянуться на 30-километровом фронте.
Следует отметить, что на призыв командующего фронтом инженерные войска ответили беспримерным героизмом и самоотверженным трудом. 18 апреля ими было наведено четыре моста через Шпрее, а в последующие дни в полосе главной группировки фронта их было построено несколько десятков. Быстрая наводка мостов обеспечила своевременную переправу главных сил 5-й гвардейской армии на западный берег, что создало благоприятные условия для развития успеха путем ввода вторых эшелонов и подвижных войск фронта и армии, перехода к преследованию, расчленению фронта немецко-фашистских войск и дальнейшему разгрому их порознь.
В создавшейся обстановке 3-я и 4-я гвардейские танковые армии, 3-я гвардейская и часть сил 13-й общевойсковой армии приступили к выполнению задачи по окружению берлинской группировки противника. В направлении южнее Берлина вводилась и 28-я армия — второй эшелон фронта.
Задача 5-й гвардейской армии оставалась прежней — развивать стремительное наступление на запад, соединиться с американскими войсками на Эльбе и обеспечить действия главной группировки войск фронта от ударов с юга. Однако, для того чтобы выполнить поставленную задачу, надо было быстрее ликвидировать шпрембергский узел сопротивления с находящейся там группировкой немецко-фашистских войск, а также разгромить противника в районе Вейсвассера и в лесном массиве Мускауэрфорст, чтобы создать устойчивое положение на стыке со 2-й армией Войска Польского.
Для разгрома врага в выступе восточнее Шпремберга 19 апреля была введена 78-я гвардейская стрелковая дивизия генерала 3. Г. Трофимова; 9-я гвардейская воздушно-десантная дивизия и 118-я стрелковая дивизия 33-го гвардейского стрелкового корпуса выдвигались вперед для штурма Шпремберга




Видно ,что к 19 апреля 1945 глубина прорыва немецкой обороны у обоих фронтов (1 Украинского. и 1 -Белорусского) выровнялась.

2-ой Белоруссский фронт.

К.К.Рокоссовский , командующий 2 -ым Белрусским фронтом.


Вечером 19 апреля я с твердой уверенностью в успехе доложил по ВЧ Верховному Главнокомандующему о готовности войск фронта начать наступление в назначенный Ставкой срок.
В ночь перед наступлением неприятельские позиции подверглись ударам нашей бомбардировочной авиации, продолжавшимся всю ночь. В этих действиях принял деятельное участие и женский авиационный полк ночных бомбардировщиков под командованием Бершанской, совершив рекордное количество самолето-вылетов. Я уже говорил об этой прославленной части. Полк состоял из молодых девушек-летчиц. Они храбро сражались с врагом, начав свой боевой путь еще на Северном Кавказе. Многие из них были награждены орденами, а 23 летчицы удостоены звания Героя Советского Союза. Среди них М. П. Чечнева, Л. Н. Литвинова, Н. Ф. Меклин, Р. Е. Аронова, М. В. Смирнова, Е. А. Никулина, А. В. Попова, Е. А. Жигуленко и другие. Авиационный полк ночных бомбардировщиков был награжден орденом Красного Знамени и орденом Суворова III степени. Наш фронт законно гордился крылатыми героинями, доставлявшими врагу немало бед своими лихими ночными налетами.
Ночью на участках всех армий шла напряженная борьба специальных отрядов за расширение захваченных участков на западном берегу Вест-Одера и за полный захват поймы. В междуречье на дамбах происходило накапливание сил. На всем протяжении реки от Альтдама до Шведта кипела напряженная работа. Подготавливались и сплавлялись понтоны. На пойме прокладывались щитовые дороги через топи. Было наготове множество легких переносных лодок.
Чтобы ввести противника в заблуждение, демонстрировалась подготовка к форсированию водной преграды севернее Штеттина. Части 19-й и 2-й Ударной армий, прикрываясь дымами, поднимали там неистовый шум. Вообще-то они и на самом деле готовили десанты через пролив Дивенов. Если бы им удалось там зацепиться за западный берег, было бы неплохо.
Главный удар фронта наносился тремя армиями в полосе 47 километров между Альтдамом и Шведтом.
Но каждая из них наметила для себя узкие — не более четырех километров — участки прорыва.
Начало артподготовки намечалось на семь часов утра. Продолжительность ее — 60 минут.
Но ночью позвонил П. И. Батов и попросил, чтобы ему разрешили начать наступление на час раньше, так как ветром нагоняет в пойму воду, уровень ее поднимается, что может усложнить форсирование реки. Кроме того, противник усилил нажим против отрядов, уже высадившихся на западном берегу Вест-Одера, их нужно скорее поддержать. Павел Иванович сказал, что он уже отдал соответствующее распоряжение и войска готовы начать действия на час раньше назначенного срока. Мне оставалось только одобрить инициативу командарма.
Связываюсь с другими армиями. Командармы В. С. Попов и И. Т. Гришин оставались при прежнем решении и времени начала операции не меняли. Они тоже заверили меня, что все проверено и войска готовы.


Ост-Одер, пойма 1.5-2 км. ,Вест-Одер.

https://www.google.ru/maps/@53.2748918,14.5016944,14816m/data=!3m1!1e3

Оперативная сводка Совинформбюро за 18 апреля

В течение 18 апреля, войска 3-го БЕЛОРУССКОГО фронта продолжали бои по уничтожению остатков немецких войск, отброшенных в район порта ПИЛЛАУ. В боях за 17 апреля войска фронта взяли в плен 8.730 немецких солдат и офицеров и захватили следующие трофеи: танков и самоходных орудий - 80, бронетранспортёров - 69, полевых орудий - 544, миномётов - 416, пулемётов - 888, автомашин - 4.000.

В числе пленных командир 28-й немецкой пехотной дивизии полковник Темпельхоф.

Юго-западнее и южнее города РАТИБОР войска 4-га УКРАИНСКОГО фронта с боями заняли более 30 населённых пунктов, в том числе крупные населённые пункты БУРГФЕЛЬД, ПИЛТШ, ОЛДРЖИХОВ, КРАВАРЖЕ, ЗАБРЖЕГ, ДОЛЬНЫЙ БЕНБШОВ, БОГУСЛАВИЦЕ, РОГУВ, ГЯЖЫЦЕ.

На территории Чехословакии войска 2-го УКРАИНСКОГО фронта овладели городом ИВАНЧИЦЕ, а также с боями заняли населённые пункты ВРАЦОВ, МИЛОТИЦЕ, КЛОБОУКИ, ЖИДЛОХОВИЦЕ, РАЙГРАД, СИРОВИЦЕ, МЕЛЧАНЦ НЕМЧИЦКИ, МЕДЛОВ, СМОЛИН. Севернее ВЕНЫ войска фронта заняли на территории Австрии город МИСТЕЛЬБАХ, населённые пункты РАБЕНСБУРГ, ХАУСБРУНН, КРОИЦШТЕТЕН, ГРОСС РУССБАХ, ВАЙНШТАЙГ, ГЕТЦМАННСДОРФ, МОЛЬМАНСДОРФ, РЮКЕРСДОРФ и железнодорожную станцию УЛЬРИХ.

На других участках фронта - бои местного значения и поиски разведчиков.

За 17 апреля на всех фронтах подбито и уничтожено 98 немецких танков и самоходных орудий; В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 90 самолётов противника.

Оперативная сводка Совинформбюро за 19 апреля

За последние три дня в районе Центральной группы наших войск велась силовая разведка, которая переросла в бои по захвату и расширению плацдармов на реке Одер и реке Нейсе.

В результате этих боёв наши войска на Дрезденском направлении форсировали реку Нейсе и овладели городами ФОРСТ, МУСКАУ, ВЕЙСВАССЕР. Войска 2-й Польской армии заняли город РОТЕНБУРГ.

На Одере наши войска захватили и расширили плацдарм западнее КЮСТРИНА.

В течение 19 апреля на территории Чехословакии северо-восточнее и севернее города ГОДОНИН войска 2-го УКРАИНСКОГО фронта вели наступательные бои и заняли населённые пункты КОЗОЙИДКИ, ЛИДЭРОВИЦЕ, ЗАРАЗИЦЕ, БЗЕНЕЦ, СКОРОНИЦЕ, СТАВЬЕШИЦЕ, НАСЕДЛОВИЦЕ и железнодорожные станции ЛИДЭРОВИЦЕ, СВАТОБОРЖИЦЕ. Севернее ВЕНЫ войска фронта с боями заняли на территории Австрии населённые пункты БЕРНГАРДСТАЛЬ, АЛЬТ ЛИХТЕНВАРТ, ВИЛЬФЕРСДОРФ. ЗИБЕНИРТЕН, АСПАРН, ЛАДЕНДОРФ и железнодорожные станции АЛЬТ ЛИХТЕНВАРТ, АСПАРН.

На других участках фронта - бои местного значения и поиски разведчиков.

За 18 апреля наши войска подбили и уничтожили 96 немецких танков и самоходных орудий. В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 115 самолётов противника.


Собщили о наступлении на Берлин тогда , когда в сражении обозначился явный успех.

 
kostasДата: Пятница, 20.03.2015, 14:31 | Сообщение # 38
ОСНОВАТЕЛЬ ГОРОДА
Группа: Модераторы
Сообщений: 2118
Статус: Отсутствует
1-Украинский фронт. Дрезденское направление.

А.В.Исаев,историк

http://militera.lib.ru/h/isaev_av7/18.html



К 18 апреля  левофланговая  группировка  1-Украинского ,наступавшая на Дрезден , 2 армия войска Польского ,52 общевойсковая  армия
и 7 гв. мехкорпус прорвали немецкий  фронт и   7 гв. мехкорпус устремился в прорыв.
Далее ,прорвав тыловой рубеж обороны, он стремительно развивал наступление на запад.
К вечеру 19 апреля  частями корпуса был окружен Бауцен.  Пехота 2 армии ВП и 52 армии стала отставать и .
левофланговые соединения ударной группировки 52-й армии (213, 50 и 111-я стрелковые дивизии) тем временем попали под новый немецкий контрудар. Предназначался он для 7-го гв. механизированного корпуса, но к тому времени корпус уже ушел далеко на запад.
Перешедшим в контрнаступление дивизии «Герман Геринг» и 20-й танковой дивизии удалось потеснить части 52-й армии на 3–4 км.




город Бауцен(Баутцен).

 
kostasДата: Пятница, 20.03.2015, 19:04 | Сообщение # 39
ОСНОВАТЕЛЬ ГОРОДА
Группа: Модераторы
Сообщений: 2118
Статус: Отсутствует
20-22 апреля 1945. 1-ый Белорусский фронт.



Г.К.Жуков,командующий 1-м Белорусским фронтом.

http://militera.lib.ru/memo/russian/zhukov1/21.html

20 апреля в 13 часов 50 минут, на пятый день операции, дальнобойная артиллерия 79-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта, которой командовал генерал-полковник В. И. Кузнецов, открыла огонь по Берлину. Начался исторический штурм столицы фашистской Германии. В это же время 1-й дивизион 30-й гвардейской пушечной бригады 47-й армии, которым командовал майор А. И. Зюкин, также дал залп по фашистской столице. 21 апреля части 3-й ударной, 2-й гвардейской танковой, 47-й и 5-й ударной армий ворвались на окраины Берлина и завязали там бои. 61-я армия, 1-я армия Войска Польского и другие соединения 1-го Белорусского фронта быстро двигались, обойдя Берлин, на Эльбу, где предполагалась встреча с войсками союзников.

Чтобы всемерно ускорить разгром обороны противника в самом Берлине, было решено 1-ю и 2-ю гвардейские танковые армии бросить вместе с 8-й гвардейской, 5-й ударной, 3-й ударной и 47-й армиями в бой за город. Мощным огнем артиллерии, ударами авиации и танковой лавиной они должны были быстро подавить вражескую оборону в Берлине.
Следует отметить важное обстоятельство: пространственного размаха, соответствующего маневренным возможностям танковых войск, тогда уже не было.


М.Е.Катуков ,командующий 1 гв. танковой армией ,1-Белорусского фронта.

http://militera.lib.ru/memo/russian/katukov/19.html

...... левый фланг частей, выдвинувшихся ближе к Берлину, оставался открытым. А между тем левее нас находилась сильная франкфуртская группировка гитлеровцев. М. А. Шалин получал тревожные сообщения от наших разведчиков: у немцев под Франкфуртом до сотни тысяч человек. Для фланговых контратак — силы солидные.
Мы рассчитывали, что с франкфуртской группировкой врага расправятся войска 1-го Украинского фронта, наступавшие левее 1-го Белорусского. Но они оказывается еще не подошли, и гвардейскому механизированному корпусу И. Ф. Дремова приходилось распылять свои силы. Его бригады не только продолжали продвигаться к внешнему обводу Берлина, но и непрерывно отражали фланговые контратаки. Гитлеровцы напористы, настойчивы, и нам приходилось вводить в бой, перебрасывать на левый фланг и другие части, которые мы могли бы с успехом использовать для развития наступления на Берлин.
Кроме тою, силы 1-й гвардейской танковой армии были ослаблены еще и тем, что ее 11-й танковый корпус после прорыва был передан в подчинение 5-й ударной армии.
Контратаки гитлеровцев не ослабевали. Если так будет продолжаться и дальше, то трудно рассчитывать, что механизированный корпус уйдет далеко вперед. Надо было что-то предпринимать. Я позвонил Г. К. Жукову, объяснил обстановку, просил прислать какие-нибудь войска, чтобы на них возложить прикрытие левого фланга и высвободить корпус Дремова.
В телефонной трубке молчание. Командующий фронтом ищет выход из положения.
— В резерве у меня есть кавалерийский корпус. Сейчас дам команду. Конники придут к вам. — И тут же предупреждение: — До прихода корпуса держите жесткую оборону фланга. Иначе не только танковой армии, но и другим войскам фронта не поздоровится. [401]
Резервный кавалерийский корпус не заставил себя долго ждать. Вскоре он сменил на фланге бригады механизированного корпуса и значительно облегчил его положение. Когда мы приблизились к внешнему обводу Берлина, сюда подошли и войска 1-го Украинского фронта. Установили связь с наступающей левее нас 3-и гвардейской танковой армией генерала П. С. Рыбалко.
Вечером 20 апреля в штаб армии поступила радиограмма командующего фронтом:
"Катукову, Попелю.
1-й гвардейской танковой армии поручается историческая задача — первой ворваться в Берлин и водрузить Знамя Победы. Лично вам поручается организовать исполнение. Пошлите от каждого корпуса по одной лучшей бригаде в Берлин и поставьте им задачу не позднее 4 часов утра 21.4 любой ценой прорваться на окраину Берлина.

Жуков, Телегин


Выполнить приказ фронта я поручил лучшим бригадам армии — 1-й и 44-й. Путь к Берлину проходил через леса. Это была единственная дорога: на флангах простиралась цепь озер.
Леса горели, дым пожарищ мешал дышать и ограничивал видимость. Тщательно замаскированные орудия противника и притаившиеся фаустники поджидали танкистов на каждом шагу.
Впереди бригад двигались мотострелкп и уничтожали засады. За ними, подминая кустарники и деревья, прокладывали путь к Берлину танки.
В ночь на 21 апреля бригады продвинулись на 25 километров и, наступая через Эркнер, завязали бой на внешнем обводе германской столицы. Корпус Бабаджаняна обошел Карлсхорст, а корпус Дремова вместе с пехотой генерала Чуйкова ворвался в Кепеник.


Путь 1 Гв. танковй армии к Берлину.Карта.

http://nkosterev.narod.ru/vov/mem_3/sxema/sx_45_4.jpg

Н.К.Попель , член Военного Совета 1 Гв. танковой армии.

http://militera.lib.ru/memo/russian/popel3/10.html

Поздно вечером 20 апреля в штабе армии была получена радиограмма:
«Катукову, Попелю.
1-й гв. танковой армии поручается историческая задача первой ворваться в Берлин и водрузить знамя Победы. Лично вам поручаем организовать исполнение. Пошлите от каждого корпуса по одной лучшей бригаде в Берлин и поставьте им задачу не позднее 4-х часов утра 21.4. любой ценой прорваться на окраину Берлина.

ЖУКОВ, ТЕЛЕГИН»


Подобная же телеграмма была получена и во 2-й танковой армии. Выполняя указание фронта, 1-я и 44-я бригады нашей армии устремились к Берлину.
Наутро в штаб вбежал начальник санитарной службы армии и, задыхаясь, в спешке доложил:
— Все легко раненные офицеры и солдаты убежали из госпиталей в свои части. Дурной пример им подал секретарь партийной организации Павловцев!
— Как допустили?! Где была охрана? — незаметно подмигнув мне, спросил Катуков.
— А что я могу, товарищ командующий! К каждой койке часового приставить?! Разъяснили им, что без них обойдутся, что они не вылечились, что могут раны открыться. — Начсанарм горестно развел руками.
— Павловцев в каком состоянии?
— Может ходить с палочкой, но раны требуют перевязок. Да все они покалеченные, с костылями, а как увидят машину — останавливают и в кузов. И как только туда забираются!.. Прошу воздействовать хоть на командиров частей — почему принимают без наших направлений?
Но чем можно было воздействовать на чувства раненых, которые не могли улежать, несмотря на добросовестные «застращивания» врачей? Ведь в ту ночь Бабаджанян ворвался в Карлхорст, Дремов — в Кепеник — в предместья Берлина.


В.И.Чуйков , командующий 8 Гв. армией.

После падения Мюнхенберга сопротивление противника несколько ослабело. Потрепанные и понесшие потери немецкие части вынуждены были отходить под ударами наших войск. Однако впереди нас ожидали новые оборонительные рубежи, которые не удалось обнаружить нашей разведке заранее. Их предстояло прорывать с ходу.

Продолжая развивать наступление, войска армии к исходу 20 апреля вышли на рубеж Гарцин — Кинбаум — Ениккендорф.
В лесах оказалось много минных полей и заграждений. Враг минировал дороги, мосты, не скупился на коварные «сюрпризы». На дорогах, в кюветах, в поле валялись якобы брошенные мотоциклы, велосипеды, оружие. Малейшее прикосновение к ним вызывало взрыв. Столкнулись мы и с «хитрыми» минами, которые пропускали танки с тралами. А следующие за ними машины подрывались.
Это требовало от войск сугубой осторожности, а от саперов — напряженной и самоотверженной работы.
Наконец удалось ввести 1-ю гвардейскую танковую армию в прорыв с рубежа Мюнхенберг — Белендорф. Танкисты сделали удачный рывок на Фюрстенвальде и Кинбаум, но развить дальше успех самостоятельно не смогли. Реки, болота, озера и леса сковали их маневр. Засевшие в лесах и в населенных пунктах фаустники били в упор по танкам. Стало очевидным, что успех наших танкистов возможен только при тесном взаимодействии со стрелковыми частями, и им было приказано снова войти в границы 8-й гвардейской армии, чтобы двигаться прямо на Берлин.
К исходу 20 апреля для войск 1-го Белорусского фронта сложилась благоприятная обстановка. 2-я гвардейская танковая армия под командованием генерала С. И. Богданова на участке наступления 3-й ударной армии генерала В. И. Кузнецова прорвалась в район Бернау. Успешное наступление войск 3-й и 5-й ударных и 8-й гвардейской армий, завершивших прорыв четвертой полосы обороны противника, и выход частей 1-й гвардейской танковой армии в район Кагель-Фюрстенвальде — Книккендорф, куда вместе с танками прорвались части 28-го гвардейского стрелкового корпуса, вынудило гитлеровцев отказаться от контратак и контрударов.


 
kostasДата: Суббота, 21.03.2015, 14:26 | Сообщение # 40
ОСНОВАТЕЛЬ ГОРОДА
Группа: Модераторы
Сообщений: 2118
Статус: Отсутствует
20-22   апреля 1945. 1-ый Белорусский фронт.

А.В.Исаев,историк

http://militera.lib.ru/h/isaev_av7/17.html



Прорыв «позиции Вотан» позволил наступающим советским войскам резко нарастить темпы своего наступления на Берлин. Если в предыдущие дни продвижение составляло иной раз единицы километров, 20–21 апреля счет пошел уже на десятки километров. Одновременно произошла смена ролей в наступающих ударных группировках 1-го Белорусского фронта.

(Северная группировка 1-Белорусского фронта.  61 армия , 2 армия Войска Польского , 47 армия  2 Гв. танковая армия  и 3 Ударная армия.  Цель - выход на северные  окранны Берлина
и обход  Берлина с севера и северо-запада)

61-я армия 20 апреля форсировала Альте-Одер. 397-я стрелковая дивизия 89-го стрелкового корпуса при содействии 286-го батальона ОСНАЗ (автомобиле -амфибий) форсировала несколько рукавов Альте-Одера к юго-западу от Брайлица и захватила город Фалькенберг на «Рейхсштрассе № 167». 9-й гв. стрелковый корпус силами 415-й стрелковой дивизии захватил узел шоссейных и железных дорог Бад-Фраенвальде.


https://www.google.ru/maps....0?hl=ru
Развивая успех своего соседа на западном берегу Альте-Одера, 356-я стрелковая дивизия того же корпуса овладела Данненбергом.

...наступление польских войск с захваченного 19 апреля плацдарма поначалу запаздывало за продвижением основных сил 1-го Белорусского фронта. 20 апреля разрыв между правым крылом 47-й армии и 1-й польской армией составил 20 км. На следующий день 1-я польская армия, левый фланг которой увлекало стремительное продвижение 47-й армии, постепенно разворачивалась фронтом на северо-запад. К исходу 21 апреля войска армии вышли на рубеж Трампе, Данневиц, Рюдниц, Шметцдорф.


https://www.google.ru/maps....c?hl=ru

Продвижение польской армии за день составило 8–25 км.
Поскольку форсирование Одера и Альте-Одера войсками 2-го Белорусского фронта запаздывало, задачей 1-й польской и 61-й армий стало прикрытие северного фланга 1-го Белорусского фронта. Обе армии постепенно разворачивались фронтом на север. Естественным рубежом для обороны фронтом на север был Финов-канал.

Поиск слабого места в обороне противника привел к тому, что 2-я гв. танковая армия вышла из полосы 5-й ударной армии, с которой она начинала операцию. Главная группировка разделилась и от «тройки» построение фронта разделилось на два крыла наступающих по сходящимся направлениям.

47-я, 3-я ударная армии и 2-я гв. танковая армия наступали на Берлин с северо-востока. Эти армии составляли правое крыло фронта. 5-я ударная, 8-я гвардейская армии и 1-я гв. танковая армии двигались к немецкой столице вдоль «Рейхсштрассе № 1». Они составили правое крыло фронта.


https://www.google.ru/maps....b5e3c20

9-й гв. танковый корпус после выхода из Претцелер Форст наступал на правом фланге 2-й гв. танковой армии. Он должен был наступать не к Берлину, а на запад, в район Рюдница и Ладенбурга.
К 21.00 47-я гв. танковая бригада заняла Ладенбург, перерезав шоссе и железную дорогу между Берлином и Штеттином. 65-я гв. танковая бригада наступала, удаляясь от Берлина, и к 21.00 20 апреля вышла в район юго-восточнее Рюдница. Поскольку 2-я гв. танковая армия разворачивалась на юго-запад, 9-й гв. танковый корпус фактически выполнял задачу прикрытия фланга и тыла наступающих на Берлин частей.


https://www.google.ru/maps....8866312

12-му гв. танковому корпусу было поручено ударить в тыл немецким войскам перед фронтом 5-й ударной армии. Корпус должен был к 9.00 20 апреля выйти в район Тифензее и нанести удар на юг в направлении Вернойхен, Вегендорф, Хиршфельде. Из-за загруженности дорог войсками 1-го механизированного корпуса и 3-й ударной армии корпус вышел в Верфтпфуль только к 12.00. К вечеру [441] 12-й гв. танковый корпус вышел к Альт-Ландсберг. Взять укрепленный город с ходу не удалось.

В 21.50 20 апреля Жуков потребовал от командующего 2-й гв. танковой армией как можно быстрее выйти к Берлину:
«2-й гвардейской танковой армии поручается историческая задача: первой ворваться в Берлин и водрузить Знамя Победы. Лично Вам поручаю организовать исполнение.
Пошлите от каждого корпуса по одной лучшей бригаде в Берлин и поставьте им задачу: не позднее 4 часов утра 21 апреля 1945 г. любой ценой прорваться на окраину Берлина и немедля донести для доклада т. Сталину и объявления в прессе».

В отчете, составленном штабом 2-й гв. танковой армии по итогам операции, получение приказа ворваться в Берлин датируется 20.00 20 апреля. Получив директиву командующего фронтом, С. И. Богданов поставил задачи корпусам:
«9 гв. ТК — продолжать развивать наступление в западном направлении, обеспечивая фланг армии.
1 МК — всеми силами нанести удар в юго-западном направлении и к 24.00 овладеть Шванебек, а к утру 21.4.45 Бланкебург, Мальхов.

12 гв. ТК, не считаясь ни с какими силами сопротивления противника, атаковать в юго-западном направлении, овладеть Альт-Ландсберг. Выйти на северо-восточную окраину Нойенхавен»


https://www.google.ru/maps....3237b0c

К утру 21 апреля 1-й механизированный корпус двигался двумя группами вдоль «Рейхсштрассе № 2» и «Рейхсштрассе № 158». К 13.00 219-я танковая бригада и 35-я механизированная бригада заняли Мальхов и вышли на окраину пригорода Вейсензее. 37-я механизированная бригада вышла к Вейсензее к 17.00. Помимо фольксштурмистов Вейсензее обороняли отошедшие с одерского фронта остатки 9-й воздушно-десантной дивизии.

https://www.google.ru/maps....5f073e0

Альт-Ландсберг, который 12-му гв. танковому корпусу нужно было взять, «не считаясь ни с какими силами сопротивления противника», был захвачен к полуночи 21 апреля. Ночью корпус пересек кольцевую берлинскую автостраду (Берлинерринг) и захватил опорный пункт Хенов к западу от нее. Противником наступающих советских частей были отходящие к Берлину подразделения LVI танкового корпуса. Они иногда огрызались, переходя в контратаки местного значения. Утром 22 апреля Хенов был контратакован пехотой и танками. Для отражения атаки были задействованы ИС-2 из 65-го тяжелого танкового полка, подбившие две «Пантеры». К 18.00 Хенов был сдан пехоте 5-й ударной армии, и 12-й гв. танковый корпус продолжил наступление. К 20.00 22 апреля танковый корпус вышел в район Фалькенберг, Эйхе.

https://www.google.ru/maps....6334efd

9-му гв. танковому корпусу С. И. Богданов приказал: «Всеми силами пробиваться в западном направлении и к исходу 21.4.45 овладеть Геннигсдорфом. После выхода в район Геннигсдорф и овладения переправами через Гогенцоллерн-канал, оставив прикрытие на север, главными силами резко повернуть на юг и овладеть Шпандау». Сообразно поставленной задаче, 9-й гв. танковый корпус обошел Берлин и к 8.00 22 апреля вышел на восточный берег Гогенцоллерн-канала. На другом берегу канала находился назначенный командармом как конечная цель очередного этапа наступления Геннигсдорф. К 19.00 22 апреля канал был форсирован мотопехотой, и началась постройка переправы.

https://www.google.ru/maps....b5e4240

С утра 20 апреля в результате ночного обходного маневра, грозившего окружением частей противника в лесу западнее Газельберга, сопротивление перед фронтом 47-й армии значительно ослабело. Это позволило армии Ф. И. Перхоровича выполнить заказанный директивой № 00567/оп маневр с разворотом фронтом на юго-запад. За день войска 47-й армии,  наступая в пространстве между «Рейхсштрассе № 2» и «Рейхсштрассе № 158», продвинулись на 15–22 км и к исходу дня вышли на рубеж Альбертсхоф, Шенфельде, Везов.

С 16.00 20 апреля  артиллерия 47-й армии вела деморализующий огонь на дальних прицелах по Берлину.


https://www.google.ru/maps....3m1!1e3

21 апреля наступление 47-й армии на Берлин продолжилось прежним темпом. Еще в ночь с 20 на 21 апреля войска Ф. И. Перхоровича завязали ночной бой за Бернау совместно с танкистами 1-го мехкорпуса.

https://www.google.ru/maps....0?hl=ru

Бернау был захвачен мехкорпусом С. М. Кривошеева, а отдельные очаги сопротивления добивала пехота 47-й армии. Отставание 1-й армии Войска Польского вынуждало Ф. И. Перхоровича Часть сил своей армии развернуть по дуге для прикрытия фланга. Эта задача была поручена 77-му стрелковому корпусу, который оборонялся фронтом на север. В 13.30 21 апреля наступающие войска 47-й армии перерезали окружную берлинскую автостраду в районе Буха.
https://www.google.ru/maps....0?hl=ru

К концу дня армия вышла на северные и северо-восточные окраины Берлина на фронте Бухорст, Буххольц. Но частям 47-й армии не пришлось познать вкус славы покорителей Берлина.
На следующий день  22 апреля   армия была развернута от Берлина на запад, на внешний фронт окружения города.

3-я ударная армия 20 апреля  двигалась на Берлин вдоль «Рейхсштрассе № 158». Войска армии В. И. Кузнецова прошли с боями лес Претцелер Форст и, выйдя из лесного массива, захватили узел дорог на «Рейхсштрассе № 158» — город Вернойхен.


https://www.google.ru/maps....0?hl=ru

С 13.30 20 апреля артиллерия 79-го стрелкового корпуса начала обстрел Берлина.

Приказ Жукова о скорейшем прорыве к Берлину получила не только 2-я гв. танковая армия. На 21 апреля В. И. Кузнецов поставил войскам задачу:
«79 ск к 5.00 21.4 любой ценой пересечь Берлинскую автостраду на фронте: Каров, Миденберг и ворваться в Берлин.
12 гвск к 4.00 21.4.45 захватить Линденберг, Кларахе и выбросить сильные передовые отряды в Берлин».

Выполняя приказ, в ночь с 20 на 21 апреля войска 3-й ударной армии продолжали наступление. Ранним утром соединения армии поочередно выходили на кольцевую автостраду.
Первой в 6.30 пересекла Берлинерринг 171-я стрелковая дивизия 79-го стрелкового корпуса. В 7.00 автостраду пересекла 23-я гв. стрелковая дивизия. 207-я стрелковая дивизия, наступавшая вдоль «Рейхсштрассе № 158», вышла к Берлинерринг (кольцевая трасса вокург Берлина) к 10.00 21 апреля. Для решения задачи прорыва в город из второго эшелона корпуса была введена 150-я стрелковая дивизия. Дивизия, которой предстояло штурмовать Рейхстаг, 21 апреля захватила пригород Берлина — Каров.


https://www.google.ru/maps....0?hl=ru

Преодолев Берлинерринг, корпуса 3-й ударной армии завязали бои за пригороды Берлина.

69-я и 33-я армии на левом фланге, 61-я и 1-я польская армии на правом фланге обособились от остальных армий и ушли на периферию сражения.

(Южная группировка 1-Белорусского фронта:  5 Ударная армия ,8 Гв. армия , 1 Гв. танковая армия ,69 армия   и 33  армия.  Цель - выход на восточные и  южные   окраины Берлина
и окружение   основных сил 9 немецкой армии  юго-востчнее Берлина)

В то время как 2-я гв. танковая армия, 3-я ударная армия и 47-я армия быстрыми темпами двигались к пригородам Берлина и начали обстрел города артиллерией, 5-я ударная армия замедлила своей бег вперед перед Штраусбергом.


https://www.google.ru/maps....3?hl=ru

32-й и 9-й стрелковый корпуса были 20 апреля остановлены сильным огнем противника на подступах к Штраусбергу. Продвижение корпусов за день составило 7 км и 6 км соответственно. Несколько лучше шли дела у 26-го гв. стрелкового корпуса, продвинувшегося на 11 км. Относительный неуспех стрелковых соединений 5-й ударной армии разделил 11-й танковый корпус, вышедший после обхода Букова на подступы к Штраусбергу. По итогам дня Н. Э. Берзарин решил использовать успех своего правофлангового корпуса и соседней 3-й ударной армии для обхода позиций противника у Штраусберга.

1-я Гв. танковая армия прорвалась глубоко на юго-восток в разрыве между LVI танковым корпусом и XI танковым корпусом СС. Еще в ночь с 19 на 20 апреля 11-й гв. танковый корпус вышел к реке Лекниц. К 13.00 был наведен мост, и началось форсирование реки танковыми бригадами. Следующим препятствием на пути корпуса А. Х. Бабаджаняна стали озера Штиниц и Кальк, соединенные каналом.


https://www.google.ru/maps....3?hl=ru

Они находились намного южнее «пробки» на «Рейхсштрассе № 1», образованной остатками корпуса Вейдлинга, но сама природа давала разрозненным немецким частям возможность к сопротивлению. В междуозерье находился город Калькенберге, превращенный в опорный пункт и оборонявшийся танками, артиллерией и пехотой.

В обход озерного дефиле была отправлена 44-я гв. танковая бригада, которая в 19.20 захватила исправный мост у Тасдорфа и, преследуя отходящего противника, в 2.00 22 апреля пересекла Берлинерринг.


https://www.google.ru/maps....7?hl=ru

Остальные бригады 11-го гв. танкового корпуса были отправлены по ее маршруту.

8-й гв. механизированный корпус с утра 20 апреля наступал на юг и юго-запад в тыл XI танковому корпусу СС. К 16.00 части корпуса И. Ф. Дремова вышли к Шпрее западнее Фюрстенвальде.


https://www.google.ru/maps....f?hl=ru

Мотопехотой был захвачен плацдарм, и началось строительство переправы. Когда к 2.00 был готов 60-тонный мост через Шпрее, последовал приказ М. Е. Катукова: переправу прекратить и понтонный парк снять. Окружение противника было поручено другим соединениям, а корпус возвращался на берлинское направление. К утру 21 апреля 8-й гв. механизированный корпус вернул на северный берег части, форсировавшие Шпрее, и повернул в направлении Берлина.
К цепочке озер мехкорпус вышел южнее той точки, где ее преодолел 11-й гв. танковый корпус. Здесь в озерном дефиле располагался город Эркнер.


https://www.google.ru/maps....7?hl=ru

Ранним утром передовой  отряд корпуса ворвался в Эркнер, вышел к железнодорожному мосту и взял его под обстрел. В 16.00 мехкорпус И. Ф. Дремова форсировал канал в районе Эркнера, приспособив для этого частично подорванный железнодорожный мост.
Прорыв корпусов армии М. Е. Катукова через озерные дефиле позволил войскам 8-й гв. армии  21 апреля выполнить обходной маневр 29-м гв. стрелковым корпусом через Тасдорф и Калькенберге.
22 апреля по маршруту 8-го гв. механизированного корпуса через Эркнер был брошен на Берлин 28-й гв. стрелковый корпус.
С утра 22 апреля соединения 8-й гв. армии завязали бои за пригороды Берлина.

69-й армии естественным образом досталась задача загонщиков для окружаемых к юго-востоку от Берлина немецких соединений. Отход противника стал хорошо заметным, в журнале боевых действий   армии отмечалось: «Нашей авиаразведкой отмечено беспорядочное сплошное движение танков, автомашин и пехоты из районов северо-западнее Франкфурт в западном направлении». Используя успех 8-й гв. армии, 69-я армия продвинулась за день 20 апреля на 10 км, развернув фронт на юго-запад и юг. Продвижение 21 апреля составило уже 20 км, развернувшись фронтом на юг в полосе 40 км.


https://www.google.ru/maps....0?hl=ru

33-я армия 20–21 апреля практически не продвигалась вперед. 20 апреля армия В. Д. Цветаева наступала в обход Франкфурта-на-Одере, стремясь окружить его гарнизон. Части 16-го стрелкового корпуса перерезали шоссе Франкфурт — Фюрстенвальде. Продвижение за день составило 2–3 км. За 21 апреля продвижение 16-го и 62-го стрелковых корпусов армии составило 4 км. 2-й гв. кавалерийский корпус, который так и не удалось ввести в прорыв, был выведен из подчинения штаба 33-й армии и направлен для прикрытия левого фланга 1 Гв. танковой армии.

Потери

Сведения о численности стрелковых дивизий и укомплектованности стрелковых рот соединений 8-й гв. армии за апрель 1945 г.
Дивизия_________На 10 апреля 1945 г.________________На 20 апреля 1945 г.______________ Убыль личного состава
_____________Число .___ Ср. число бойцов___________Числ.__Ср. число бойцов
_____________солдат ___ в  стр. ротах_______________солдат_______ в  стр. ротах
35 гв. сд______ 4997________102_____________________4347____________64___________________650 (убитых ~170)
47 гв. сд______4882________99______________________3422____________29__________________1460(~360)
57 гв. сд______4871________95______________________3347____________28__________________1524(~380)
39 гв. сд______5046________113_____________________4563____________85___________________483(~120)
79 гв. сд______5110________114_____________________3319____________20__________________1791(~450)
88 гв. сд______5008________109_____________________3680____________42 __________________1328(~330)
27 гв. сд______5056________112_____________________3061____________26__________________1995(~500)
74 гв. сд______4963________108_____________________3145____________29__________________1818 (~460)
82 гв. сд______4992________112_____________________4629____________90___________________363(~90)

Всего погибших ~2700 солдат  за 6 дней боев (включая разведку боем 14 апреля). На долю зееловских высот пришлось 2 дня боёв с середины дня 16 апреля до середины дня 18 апреля.

Примерно в этих  боях погибло ок. 1000 бойцов 8 Гв. армии.

69 армия с 10 по 20 апреля потеряла 1685 бойцов убитыми и 6175 ранеными.   На долю боёв за зееловские высоты ок. 600 убитыми и 2 000 ранеными.

Общие потери техники 1-го Белорусского фронта с 16 по 22 апреля составили 531 танк и САУ сгоревшими, 530 танков и САУ подбитыми и еще 94 выведенными из строя по другим причинам.

Обычно в течение недели советские подбитые танки и САУ (порванные гусеницы , поражения катков , двигателя ) ремонтировались и вводились опять в строй.


 
kostasДата: Воскресенье, 22.03.2015, 15:45 | Сообщение # 41
ОСНОВАТЕЛЬ ГОРОДА
Группа: Модераторы
Сообщений: 2118
Статус: Отсутствует
20-22 апреля. 1-Украинский фронт.

И.С.Конев ,командующий 1-Украинским фронтом


http://militera.lib.ru/memo/russian/konev_is2/text.html#t4



20 апреля  армия Рыбалко 6-м танковым корпусом (командир генерал-майор танковых войск В. А. Митрофанов) захватила город Барут — важный опорный пункт немцев на подступах к Берлину. В этот же день его танкисты вторглись в глубину так называемого Цоссенского рубежа обороны.
В центре Цоссенского укрепленного района, в глубоких подземных убежищах,  размещалась ставка генерального штаба сухопутных войск германской армии.


https://www.google.ru/maps....c?hl=ru

Армия Лелюшенко, совершая в этот день более сложный маневр, заходя левым плечом на запад и встречая сильное сопротивление противника, особенно в районе Луккенвальде, тем не менее тоже наступала в хорошем темпе и прошла вперёд на сорок пять километров.
В ночь на 21 апреля танковая группировка фронта достигла внешнего Берлинского оборонительного обвода, оторвавшись в этот день от общевойсковых армий примерно на тридцать пять километров.


https://www.google.ru/maps....0?hl=ru

Тем временем на нашем правом фланге армия Гордова, продолжая вести упорнейшие бои с котбусской группировкой, не только отразила сильные контратаки немецко-фашистских войск, но и успела перерезать пути их отхода на запад, прижав противника к болотистой пойме Шпрее....Мы .. не могли в данном случае ограничиться окружением котбусского узла. Слишком чувствительно нарушал этот узел всю работу наших тылов. Пока он не был взят, нам приходилось обходить его проселочными дорогами, с большим трудом организуя подвоз и горючего и боеприпасов, в особенности для танковых армий.
https://www.google.ru/maps....a?hl=ru

13-я армия Пухова силами двух корпусов продолжала наступать на запад вслед за танковыми армиями и прошла к вечеру 20 апреля  тридцать километров.

5-я гвардейская армия Жадова тоже частью сил продвигалась на запад, а частью сил во взаимодействии с левым флангом 13-й армии громила окружённую шпрембергскую группировку врага.
Мы хотели до наступления ночи кончить со шпрембергским узлом, столь же неприятным для нас на левом фланге, как котбусский на правом. Для разгрома шпрембергского узла была создана сильнейшая артиллерийская группировка из четырёх артиллерийских дивизий прорыва плюс мощная армейская артиллерия. В общей сложности по Шпрембергу должны были вести огонь тысяча сто десять орудий и сто сорок гвардейских миномётных установок.
Погода в этот день не особенно благоприятствовала нам, но тем не менее мы ударили по шпрембергскому узлу не только артиллерией, но и авиацией, совершившей за день более тысячи двухсот самолёто-вылетов. И когда в одиннадцать часов утра после артиллерийской подготовки 33-й гвардейский стрелковый корпус Лебеденко пошёл на штурм, он не только овладел самим Шпрембергом, но и продвинулся за него на пять-шесть километров.
https://www.google.ru/maps....0?hl=ru

Одновременно 32-й гвардейский стрелковый корпус армии Жадова и 4-й гвардейский танковый корпус продвинулись на запад на двадцать километров.
Однако 34-му гвардейскому стрелковому корпусу, обеспечивавшему наступление 5-й гвардейской армии и находившемуся на её левом фланге, пришлось растянуться на шестьдесят километров. Этот корпус продолжал поддерживать тесную связь со 2-й армией Войска Польского и с нашей 52-й армией Коротеева, действовавшими на дрезденском направлении.

.....на фланге, в районе Гёрлица, противник, усилив в предыдущие дни свою группировку, перешёл в яростные контратаки на фронте 52-й армии Коротеева и на левом фланге 2-й армии Войска Польского генерала Сверчевского.
20 апреля в результате этих контратак немцам удалось остановить продвижение 52-й армии, несколько потеснить к северу части 2-й армии Войска Польского и выйти на её тылы. Словом, положение, сложившееся здесь, требовало внимания со стороны командования фронта. По моему указанию в 52-ю армию и во 2-ю армию Войска Польского выехал начальник штаба фронта генерал армии Иван Ефимович Петров.
https://www.google.ru/maps....7?hl=ru

20 апреля активно действовал 1-й кавалерийский корпус генерала Баранова (после войны жил в Днепропетровске ), наступавший в общем направлении на Оттрант. Действовал, разумеется, вместе с танками, усиливавшими его пробивную способность.
Были уже последние дни войны, но и в это время конница показала, что при соответствующей обстановке и умелом управлении она способна с успехом действовать в глубине обороны противника. Другое дело, когда она напарывалась на сплошной фронт обороны, да ещё в условиях угрозы с воздуха неприятельской авиации.
Тогда коннице было тяжело, я бы даже сказал, очень тяжело. Но в Берлинской операции в воздухе уже целиком господствовала наша авиация; этот подвижной зонтик над кавалерией был надежен, спасая её от всякого рода неприятностей.
Намечая для корпуса Баранова направление удара, я имел ещё одну цель, подсказанную мне Семёном Михайловичем Буденным. За Эльбой, там, куда должен был выйти Баранов, по полученным сведениям, находился один из наших крупнейших племенных конных заводов, вывезенный немцами с Северного Кавказа. Попутно с другими более серьёзными боевыми задачами я и поставил перед Барановым задачу вести разведку специально на этот счет и, напав на след конного завода, непременно захватить его целым и невредимым.
Нужно сказать, что Баранов прекрасно выполнил и эту задачу — переправился через Эльбу в районе Ризы, нащупал следы конного завода, захватил его целехоньким. Впоследствии мы полностью возвратили его на то самое место, откуда он был угнан противником в 1942 году.

https://www.google.ru/maps....7?hl=ru

Ещё 20 апреля я принял решение ввести в бой вновь прибывшую 28-ю армию (переброшена под Берлин после ликвидации хейльсбергского котла в Восточной Пруссии ), которой командовал генерал-лейтенант Александр Александрович Лучинский. Это было продиктовано двумя причинами. Во-первых, требовалось срочно усилить общевойсковыми соединениями быстро наступавшие на Берлин танковые армии фронта. Во-вторых, нужны были дополнительные силы для того, чтобы завершить с запада окружение 9-й немецкой армии....28-й армии было приказано форсированным маршем — на фронтовом автотранспорте, который был ей подан в эту же ночь, — двигаться .... вслед за 3-й гвардейской танковой армией.

Армия Гордова {3 Гв. армия} 21 апреля продолжала драться с ожесточенно сопротивлявшейся котбусской группировкой противника, фактически уже находившейся в полуокружении, отрезанной от коммуникаций, прижатой к болотистой пойме реки.
Выразив неудовольствие командарму 3-й гвардейской за промедление в ликвидации этой группировки, я выделил ему в помощь крупные авиационные силы — 4-й и 6-й бомбардировочные корпуса, 2-й и часть 6-го истребительного корпуса и 2-й гвардейский штурмовой авиационный корпус. Кроме того, командарму было приказано ввести в дело 25-й танковый корпус, находившийся у него во втором эшелоне (очень слабый  по количеству танков).

В течение 21 апреля нам навстречу для обороны Берлинского внешнего обвода и городов Цоссен, Луккенвальде, Юттербог был выброшен из районов Берлина ряд пехотных и танковых частей и подразделений — все, что в эти часы оказалось под рукой.

.....нашим танкистам приходилось в этом районе преодолевать многочисленные заграждения и завалы, канавы, заболоченные поймы и другие препятствия, большие и малые.
Несмотря на это, к исходу 21 апреля наши танкисты, разбив все брошенные им навстречу группы противника, подошли вплотную к Берлинскому оборонительному обводу и оказались всего в двадцати четырёх километрах от южных окраин Берлина, фактически в пригородах гитлеровской столицы. В частности, в этот день был взят Вюнцдорф, где ещё недавно размещался командный пункт группы армий «Висла».
https://www.google.ru/maps....6828aa0

13-я армия Пухова, двигаясь за танкистами, уверенно продолжала свое наступление на запад и, надежно обеспечивая с тыла действия танковой группировки фронта, прошла за день двадцать километров.
5-я гвардейская армия частью сил ещё добивала последние остатки шпрембергской группировки врага, а главными силами наступала на запад.
Поставив крест на Шпремберге, войска 5-й гвардейской были готовы всеми силами двинуться на запад.
Но в связи с тем, что южнее обстановка по-прежнему оставалась сложной, пришлось несколько расширить полосу наступления 5-й гвардейской армии, сдвинув границу этой полосы на юго-запад. Сделано это было для того, чтобы 5-я гвардейская, наступая, нависла над дрезденско-гёрлицкой группировкой противника, продолжавшей активно контратаковать армии Коротеева и Сверчевского.
(Генерал Карл Карлович Сверчевский  родися в Варшаве, советский и польский генерал.
После войны был зам. министра обороны ПНР, руководил военной борьбой с бандеровцами на территории Польши.
Убит в 1947 в операции против бандеровцев .
На банкете в честь Парада Победы Сталин поднял в честь Сверчевского тост: «За лучшего русского генерала в польской армии!..»
)

В ночь на 22 апреля я принял ряд новых решений, и первое из них — о максимальном усилении 3-й гвардейской танковой армии. Она вышла на внешний обвод Берлина, уже встретилась с очень сильным сопротивлением на южных подступах к этому обводу, и имелись все основания предполагать, что, чем дальше, тем больше это сопротивление будет усиливаться.
С этой целью я в ту же ночь переподчинил Рыбалко 10-й артиллерийский корпус прорыва под командованием генерал-лейтенанта Л. И. Кожухова.
В дополнение к этому корпусу мы дали Рыбалко ещё 25-ю артиллерийскую дивизию прорыва и 23-ю зенитно-артиллерийскую дивизию. Кроме того, непосредственно в его оперативное подчинение был передан ещё и 2-й истребительный авиационный корпус.
Все названные артиллерийские соединения к этому времени дислоцировались в полосе 5-й армии, в районе Шпремберга, и им предстояло совершить стремительный марш-маневр с юга на север, по маршруту, ещё далеко не очищенному от противника. На весь марш были даны самые жесткие сроки — от суток до полутора. А расстояние надо было преодолеть немалое — сто тридцать — полтораста километров, а некоторым артиллерийским частям и все двести километров. И они отлично справились с этим, ликвидируя по пути собственными средствами вражеские группы, пытавшиеся прорваться — одни на запад, другие на север, к своей 9-й армии.
Надо сказать, что наши артиллерийские корпуса и дивизии прорыва, полностью моторизованные, механизированные, уже имели к тому времени привычку и, я добавил бы, вкус к стремительным передислокациям и маневрам. Освободившись после своего удара по Шпрембергу, они ожидали новой задачи и сразу же получили её: рвать рубеж внешнего обвода Берлина, а затем вести бои в самом Берлине.
Для таких боёв необходим был мощный артиллерийский кулак. И мы его создали, сманеврировав крупными соединениями своей артиллерии, дивизиями, корпусами.
Я думаю, будет правильно, хотя, быть может, и несколько грубо, если скажу, что артиллерийские корпуса и дивизии прорыва стали во время войны могучим молотом в руках командующего фронтом. И нашему брату не пристало делить эту силу на части: в одну армию — дивизию, в другую — бригаду, в третью — ещё что-то, — кто попросил, тому и дал. Нет, какими бы законными и обоснованными ни казались подобные просьбы, высшие интересы дела требовали пренебрегать ими, не дробить мощь, а, напротив, концентрировать её, целиком подчипять тому командарму, который в данный момент выполнял важнейшую в масштабах фронта задачу. А как только артиллерист выполнил задачу — значит, все, забирал свои пушки и иди, братец мой, выполнять новую задачу на новом участке.
Думаю, что такой маневр артиллерийскими соединениями прорыва целиком оправдывал себя с оперативной точки зрения. Мы делались все более требовательными: осуществляли прорывы, имея по триста стволов на километр, так как давно отвыкли сидеть на голодной норме боеприпасов. У нас было такое количество танков, самоходной артиллерии, артиллерии на механической тяге, что все это требовало очень много горючего. Работа наших армейских, фронтовых тылов становилась все масштабнее, все сложнее. Но теперь трудности подвоза, снабжения техникой и боеприпасами были связаны не с нашей слабостью, а с нашей силой; сама наша мощь, масштаб этой мощи порождали и масштаб трудностей.
Итак, 22 и 23 апреля вся эта махина артиллерийских соединений прорыва двигалась из района Шпремберга на северо-запад, к Берлину.

Дивизии 28 армии генерала Лучинского стремительно, в хорошем темпе, выдвигались в назначенный им район, готовясь поддержать наступление танкистов 3 Гв. армии на Берлин.
А танкисты всё шли и шли вперёд. В ночь на 22 апреля армия Рыбалко (а надо сказать, что она продолжала бои и ночью) 9-м механизированным корпусом Сухова
и 6-м гвардейским танковым корпусом Митрофанова форсировала канал Нотте и прорвала внешний оборонительный обвод Берлина.
К одиннадцати часам утра 22 апреля 9-й механизированный корпус перерезал кольцевую Берлинскую автостраду в районе Юнсдорфа, продолжая наступать на Берлин, и с ходу захватил пригороды Бланкфельде, Малов, Лихтенраде.

https://www.google.ru/maps....BC%D0%B 0%D0%BD%D0%B8%D1%8F/@52.3324986,13.4213124,15140m/data=!3m2!1e3!4b1!4m2!3m1!1s0x47a843c81601dc6b:0x6541fd3b923e6d1a

Захватив названные предместья, корпус Сухова вклинился во внутренний Берлинский обвод в районе Мариенфельде и к концу дня 22 апреля, действуя уже вместе с подошедшей к нему на помощь 61-й гвардейской дивизией (командир полковник А. Г. Шацков) 28-й армии Лучинского, ворвался на южные окраины Берлина.

https://www.google.ru/maps....%BC%D0% B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F/@52.4086841,13.3695172,30228m/data=!3m1!1e3!4m2!3m1!1s0x47a844d76670a8cb:0x514c1165e7038a66

Всего за этот день они продвинулись на двадцать пять километров.
В тот же день вечером танкисты Сухова вышли уже в самом Берлине на Тельтов-канал и остановились, наткнувшись на сильный огонь противника, занявшего сплошную оборону по северному берегу канала.
6-й гвардейский танковый корпус Митрофанова, в начале дня форсировав канал Нотте в районе Цоссена и наступая на северо-запад, к вечеру тоже прошёл около двадцати пяти километров, захватил по дороге город Тельтов и вышел на южный берег Тельтов-канала.

https://www.google.ru/maps....15bce47

Так же, как на участке генерала Сухова, немцы заблаговременно заняли северный берег канала и вели по танкистам сильный огонь.
На тот же самый Тельтов-канал в районе Штадтсдорфа вышел к вечеру 7-й гвардейский танковый корпус под командованием генерал-лейтенанта В. В. Новикова. Он также был остановлен сильным огнём противника с северного берега, после того как за день прошёл с боями тридцать пять километров.
Таким образом, вся армия Рыбалко развернулась перед Берлином, выйдя на широком фронте на Тельтов-канал.

Сосед Рыбалко слева — 4-я гвардейская танковая армия Лелюшенко — в течение 22 апреля, преследуя врага в общем направлении на Потсдам и не ввязываясь в бой, обошёл город Луккенвальде и, продвинувшись на двадцать километров, овладел Саармундом на юго-западных подступах к Берлину.

https://www.google.ru/maps....%BD%D0% B8%D1%8F/@52.3053012,13.1241353,30299m/data=!3m1!1e3!4m2!3m1!1s0x47a85e296f8d9777:0xd933920b2c0a2e28

Два корпуса Лелюшенко — 10-й и 6-й — выходили к Берлину по касательной, стремясь все дальше на северозапад, то есть двигаясь так, чтобы это в итоге привело к окружению Берлина.
Одновременно с этим 5-й гвардейский механизированный корпус Лелюшенко, прикрывая левый фланг своей армии и тем самым обеспечивая ей возможность поворота на север, действовал в полном соответствии с нашей фронтовой директивой, составленной ещё в начале апреля, до наступления. В ней было сказано то, что сейчас осуществлялось: корпус должен был на фронте Юттербог — Луккенвальде установить прочный заслон против неприятеля фронтом на запад.

https://www.google.ru/maps....a54e1b2

Именно здесь и несколько западнее 5-му гвардейскому механизированному корпусу вскоре пришлось принять на себя удары 12-й армии Венка, которая по приказу Гитлера пыталась как раз на этом участке прорваться к Берлину. Захватив после упорного боя Луккенвальде и выйдя на рубеж Беелитц — Трёйенбрицен — Кропштедт, 5-й гвардейский механизированный корпус выполнил поставленную перед ним нелегкую задачу.
В Трёйенбрицене танкисты 5-го гвардейского мехкорпуса освободили около тысячи шестисот военнопленных, главным образом англичан, американцев и некоторое количество норвежцев. Среди них был командующий норвежской армией генерал Отто Руге. Мне об этом тотчас же донесли, но крайняя напряженность событий этого дня не позволила, к сожалению, встретиться с освобождённым из плена норвежским командующим.
К концу 22 апреля армия Лелюшенко заняла очень выгодное исходное положение для удара на Потсдам и Бранденбург, изготовившись к завершающему маневру полного окружения всей берлинской группировки противника.
13-я армия Пухова, стремительно преследуя врага (особенно в этом отличилась 6-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием полковника Г. В. Иванова), прошла за этот день сорок пять километров и вышла на уровень левого фланга армии Лелюшенко.
Окончательно были перехвачены все пути, которые могли быть использованы гитлеровцами при попытке освободить свою окружённую юго-восточнее Берлина группировку встречным ударом с запада.

На нашем северном фланге 3-я гвардейская армия Гордова, после успешного обходного маневра и двухдневных ожесточенных боёв, 22 апреля штурмом овладела Котбусом и довела до конца разгром котбусской группировки.


 
kostasДата: Воскресенье, 22.03.2015, 17:43 | Сообщение # 42
ОСНОВАТЕЛЬ ГОРОДА
Группа: Модераторы
Сообщений: 2118
Статус: Отсутствует
20-22 апреля. 1-Украинский фронт.

А.С.Жадов ,командующий 5 Гв.армией 1-Украинского фронта.

http://militera.lib.ru/memo/russian/zhadov_as/08.html



20 апреля в 11 часов после мощной тридцатиминутной артиллерийской подготовки, в которой участвовало более 1100 орудий и около 150 установок гвардейских минометов{73} и ударов авиации соединения 33-го гвардейского стрелкового корпуса начали штурм Шпремберга и буквально в течение нескольких часов овладели городом и продвинулись на 5–6 км на запад. Взаимодействуя с частями 24-го корпуса 13-й армии, они завершили окружение шпрембергской группировки численностью до 5000 человек{74} в лесу западнее города и 21 апреля закончили ликвидацию ее разрозненных частей.
Таким образом, к 22 апреля основные силы противника, оборонявшиеся в полосе армии, были разбиты.

В последующие дни остатки вражеских частей, а также различные фольксштурмбатальоны и спецчасти в беспорядке отходили в западном и юго-западном направлениях.
К этому времени в оперативном построении армии появился ряд негативных моментов: на правом фланге 33-й гвардейский стрелковый корпус генерала II. Ф. Лебеденко закончил ликвидацию шпрембергской группировки во взаимодействии с войсками 13-й армии; 4-й гвардейский танковый и 32-й гвардейский стрелковый корпуса развивали наступление на запад, а левофланговый 34-й гвардейский стрелковый корпус растянулся на фронте свыше 60 км, отражая контратаки противника на стыке со 2-й армией Войска Польского.

Чтобы выправить положение на этом участке, 22 апреля 33-й гвардейский стрелковый корпус, усиленный 150-й отдельной танковой бригадой полковника М. Т. Шевченко, был брошен для ликвидации противника в этом районе. После этого маневра 34-й корпус в полном составе устремился к Эльбе.
С 16 часов 22 апреля командование установило новую разграничительную линию между 5-й гвардейской армией и 2-й армией Войска Польского — до Виттихенау прежняя, а далее — на Ризу на Эльбе.
Фронт, на котором мы действовали, стал уже, и это создало возможность как для быстрейшего выхода на Эльбу, так и для обеспечения левого фланга. Используя это, главные силы армии, стремительно продвигаясь по 30–40 км в сутки, передовыми частями к утру, а главными силами к исходу дня 23 апреля вышли на Эльбу на участке Эльштер, Преттин, Торгау, Риза




Д..Д. Лелюшенко, командующий 4 Гв. танковой армией 1-Укоаинского фронта.

http://militera.lib.ru/memo/russian/lelyushenko_dd/08.html

20 апреля поступило новое распоряжение командующего фронтом:
«Лично товарищам Рыбалко и Лелюшенко. Войска маршала Жукова в десяти километрах от восточной окраины Берлина...
Приказываю обязательно сегодня ночью ворваться в Берлин... Исполнение донести.
19-40.20.4.1945 года. Конев».

Расстояние до Берлина было 50-60 км, но на войне бывает и так.
В соответствии с этим распоряжением были уточнены задачи войскам, и в первую очередь 10-му гвардейскому корпусу, который был нацелен на юго-западную окраину Берлина.
Когда войска 1-го Белорусского фронта 21 апреля ворвались на восточную окраину Берлина, правофланговые войска 1-го Украинского фронта подходили к юго-восточной и южной окраине фашистской столицы. 4-я гвардейская танковая армия в этот же день овладела городами Калау, Луккау, Бабельсберг и 21 апреля вышла на подступы к юго-западным предместьям Берлина.


https://www.google.ru/maps....%BC%D0% B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F/@52.3909956,13.1061951,15120m/data=!3m1!1e3!4m2!3m1!1s0x47a85f5aad05e539:0x2621204759095911

63-я гвардейская танковая бригада под командованием полковника М. Г. Фомичева, действуя в качестве передового отряда 4-й гвардейской танковой] армии, разгромила вражеский гарнизон в Бабельсберге (южное предместье  Берлина) и освободила из концентрационных лагерей 7 тыс. узников различных национальностей.

В их числе находился премьер-министр Франции Эдуард Эррио с супругой. Вначале он. был брошен в концлагерь близ Парижа, а после того как гитлеровцам пришлось убраться из французской столицы, перевезен в Бабельсберг. Освободила Эдуарда Эррио 2-я рота автоматчиков из 62-й гвардейской Челябинской танковой бригады под командованием: лейтенанта Витольда Станиславовича Езерского. Ему сообщила о пребывании в лагере крупного французского политического деятеля сталинградка Тамара Прусаченко, находившаяся в этом же лагере. Рота автоматчиков приняла бой, перебила охрану, оказавшую сопротивление. Самоотверженные действия наших воинов помешали фашистам увезти бывшего премьер-министра Франции в другой лагерь, на что имелось уже специальное распоряжение Гитлера.
Танкисты накормили супругов Эррио обедом, дали машину и с охраной направили в штаб фронта для отдыха и последующего отъезда на родину. В разговоре с гвардейцами Эррио сердечно благодарил их, записал адрес своего освободителя и обещал написать, ему по возвращении во Францию. Слово он сдержал. Продолжая выполнять задачу, 63-я гвардейская бригада вскоре встретила ожесточенное сопротивление противника в д. Еникесдорф. Мне казалось, что бой принимает затяжной характер, и я решил выехать к Фомичеву, чтобы ознакомиться с обстановкой на месте и уточнить задачу для удара в направлении Берлина. Когда мы с Е. Е. Беловым и М. Г. Фомичевым склонились над картой, раздались один из другим два выстрела — пули взрыхлили землю у ног моих и Белова. Мы не успели понять, откуда стреляют. Ясно было лишь, что выстрелы сделаны в упор. Оказалось, что из кустов стрелял гитлеровский офицер, не успевший удрать. И лишь когда прозвучал ответный выстрел, мы увидели, что 12-летний Толя Якишев — «сын бригады», постоянный спутник Фомичева, с первого выстрела сразил фашиста. За находчивость и смелость Толя был награжден медалью «За отвагу» мной тут же на поле боя. Хотелось бы, чтобы он откликнулся, если жив, или написал бы мне тот, кто знает судьбу этого юного героя.

Бригаде была уточнена задача стремительно наступать на юго-западную часть Берлина в общем направлении Бранденбургских ворот. С воздуха нас поддерживали истребители А. И. Покрышкина, штурмовики В. Г. Рязанова и бомбардировщики Д. Т. Никитина. Особенно помог нам 81-й гвардейский полк бомбардировщиков под командованием В. Я. Гаврилова.
22 апреля корпус Ермакова, наступавший южнее корпуса Белова, сметая на своем пути неприятеля, овладел городами Беелитц, Трёйенбритцен, Ютербог.


https://www.google.ru/maps....3m1!1e3

Из фашистского лагеря в районе Трёйенбритцена было освобождено 1600 французов, англичан, датчан, бельгийцев, норвежцев и заключенных других национальностей, томившихся в гитлеровских застенках. Среди них оказался командующий вооруженными силами Норвегии генерал-майор Отто Руге.
Первым в этот лагерь, возглавляя группу разведчиков, ворвался старший лейтенант Федор Иванович Жарчинский. В ожесточенной схватке с охраной он был ранен, но, собрав последние силы, продолжал бой, ему удалось убить эсэсовского палача — начальника лагеря, после чего сопротивление охраны прекратилось. Рана Жарчинского оказалась смертельной, он скоро скончался.
Недалеко от лагеря в районе Ютербога находился аэродром. В наши руки там попало более 300 самолетов и много другой боевой техники.
Особую находчивость и мастерство в руководстве этой операцией показал командир 5-го гвардейского механизированного корпуса генерал-майор И. П. Ермаков.
22 апреля, выйдя на рубеж Трёйенбритцен, Беелитц, 5-й гвардейский корпус завязал бой с передовыми частями 12-й немецкой армии генерала Венка, которая пыталась прорваться в Берлин. Все атаки противника были отражены, а его части отброшены в исходное положение.


https://www.google.ru/maps....3m1!1e3

В тот же день 10-й гвардейский танковый корпус Е. Е. Белова продолжал напряженный бой на юго-западной окраине Берлина, встречая ожесточенное сопротивление.
Особенно свирепствовали отряды фаустников. Невзирая на это, танкисты продолжали двигаться вперед, штурмуя дом за домом, квартал за кварталом. Особую доблесть в боях здесь показали командиры танковых батальонов капитаны М. Ф. Коротеев, И. С. Пупков, М. Г. Акиншин, Н. С. Гамов и мотострелкового батальона капитан Г. И. Старостин.


 
kostasДата: Воскресенье, 22.03.2015, 19:54 | Сообщение # 43
ОСНОВАТЕЛЬ ГОРОДА
Группа: Модераторы
Сообщений: 2118
Статус: Отсутствует
20-22 апреля. 1-Украинский фронт. Дрезденское направление. Сражение у Баутцена.



Вильгельм Кейтель , Начальник штаба Верховного командования Вермахта (ОКВ)

http://militera.lib.ru/memo/german/keytel_v02/text.html#t8

21 апреля к фюреру для личного доклада о сложившейся ситуации прибыл генерал Шернер, командующий самой большой и самой сильной группой армий на Восточном фронте (группой армий «Центр»), действовавшей от Карпат почти до самого Франкфурта-на-Одере на юге. Их встреча прошла в полной секретности, и, когда этим же вечером мы с Йодлем вошли в бункер фюрера, Шернер как раз прощался с ним. Было видно, что фюрер был весьма воодушевлен их разговором, он высказал несколько оптимистических замечаний, на что Шернер поддакивал, а затем попросил нас поздравить самого последнего «фельдмаршала» Германии.
В ходе военного совещания стало совершенно ясно, что Шернер внушил фюреру чрезмерную уверенность в возможностях своего фронта и собственных руководящих качествах, и теперь Гитлер ухватился за это, как тонущий хватается за соломинку.......


А.В.Исаев,историк

http://militera.lib.ru/h/isaev_av7/18.html

Утром 20 апреля собранные в районе северо-западнее Герлица немецкие дивизии перешли в наступление навстречу 1-му полку «Бранденбурга».
Для руководства контрударом было использовано управление LVII танкового корпуса генерала танковых войск Фридриха Кирхнера. На правом фланге наступала 20-я танковая дивизия, на левом фланге — 17-я пехотная дивизия, во втором эшелоне — 72-я пехотная дивизия. Сильный контрудар против растянутого фланга 52-й армии принес немцам первый успех. На этот раз им удалось нащупать слабое место, разрыв между штурмующими Баутцен 7-м гв. мехкорпусом с 254-й стрелковой дивизией и 116-й стрелковой дивизией. Наступающим удалось глубоко вклиниться с фланга в построение советских войск, овладеть Дизой, Кольмом и выйти к Шпройцу, перерезав дорогу Ниски — Бауцен.

https://www.google.ru/maps....3m1!1e3

Перевезенная в район Вейсенберга 294-я стрелковая дивизия была фактически доставлена автомашинами в формирующееся окружение.
https://www.google.ru/maps....3m1!1e3

Немецкий контрудар поставил в весьма сложное положение 8-ю самоходно-артиллерийскую бригаду.
19 апреля бригада сначала получила приказ на выдвижение на запад вслед наступающим на запад 7-му гв. механизированному корпусу и части сил 48-го стрелкового корпуса.
Однако с полпути она была возвращена и вечером 19 апреля наступала на Зерихен с запада совместно с частями 213-й стрелковой дивизии.
Встретив сильный огонь противника и оценив его силы в одну танковую дивизию, командир бригады принял решение поставить дивизионы в засады и готовиться к отражению контратак противника.
В 7.50 20 апреля бригада получила приказ наступлением на восток содействовать захвату Зерихена и Кодерсдорфа.


https://www.google.ru/maps....288d760

Командир бригады доложил, что наступать на танковую дивизию противника силами бригады СУ-76 с малочисленной пехотой нецелесообразно, но получил подтверждение приказа.
Дискуссию прервали немцы, которые в 9.30 перешли в наступление после сильной артиллерийской подготовки. После отражения контратаки бригаде была подтверждена задача на наступление.
В 16.00 20 апреля наступление СУ-76 все же состоялось, но вскоре было остановлено, и бригада отошла на исходные позиции.
Вечером 20 апреля бригада занимала оборону в районе Эдерница, к западу от Зерихена.

Немецкому наступлению сопутствовал успех. Наступающие с юга соединения LVII танкового корпуса в течение 21 апреля установили связь с «Бранденбургом».
Таким образом, основные силы 2-й армии Войска Польского и были отрезаны и фактически окружены. Однако увлеченный наступлением на Дрезден штаб польской армии совершенно оставил без внимания опасность и действовал так, как будто ничего не произошло. Между тем во время немецкого контрнаступления были разгромлены тылы и штаб 5-й польской пехотной дивизии, а также части советской 16-й танковой бригады. Окруженные части были практически уничтожены. Погиб командир польской 5-й пехотной дивизии генерал Александр Вашкевич, а из советской 16-й танковой бригады уцелел лишь только один батальон.
Для организации противодействия немецкому контрудару был направлен начальник штаба фронта И. Е. Петров. Конев пишет: «...положение, сложившееся здесь, требовало внимания со стороны командования фронтом. По моему указанию в 52-ю армию и во 2-ю армию Войска Польского выехал начальник штаба фронта генерал армии Иван Ефимович Петров».

Инерция планов и стремление на запад имели место не только в польских, но и в передовых советских соединениях.
Будучи уверен, что кризис на фланге 52-й армии будет вскоре преодолен, командир 7-го гв. механизированного корпуса снарядил два передовых отряда для продолжения наступления на запад.
В состав первого передового отряда вошел мотострелковый батальон 26-й гв. механизированной бригады, 2 танка Т-34, батарея СУ-76, батарея противотанковых пушек, рота 82-мм минометов и взвод саперов. Второй передовой отряд составили мотострелковый батальон 25-й механизированной бригады, 2 танка Т-34, батарея ИСУ-122, батарея противотанковых пушек, рота 82-мм минометов и взвод саперов. Как мы видим, состав передовых отрядов был схожим и включал в себя все рода войск.
В 12.20 21 апреля передовые отряды выступили в направлении Дрездена. Передовые отряды должны были захватывать важные рубежи на направлении наступления корпуса, искать просветы в построении войск противника.
До того, как в тот или иной пункт выдвигались резервы или успевали отойти разбитые немецкие части, даже пара Т-34 и батарея самоходок могли сыграть решающую роль.
И. С. Конев отреагировал на немецкий контрудар приказом командующему 52-й армией выдвинуть на участок Штоктейх, Ниски две истребительно-противотанковые артиллерийские бригады.


https://www.google.ru/maps....288d820

Это боевое распоряжение было отправлено в 3.10 22 апреля, а в 3.45 последовала телеграмма с приказом нанести удар силами 7-го гв. механизированного корпуса и 1-го польского танкового корпуса из района севернее Баутцена на Гросс-Радиш через Барут.

https://www.google.ru/maps....288d730

Тем самым только что наступавшие на запад советские и польские танковые части разворачивались на 180 градусов и наносили контрудар с запада на восток во фланг LVII танковому корпусу противника. Одновременно армии на дрезденском направлении получили долгожданную поддержку авиации. Для отражения немецкого контрудара 52-й и 2-й польской армиям штабом фронта выделялись 3-й штурмовой, 2-й истребительный авиационный корпуса, а также часть сил 6-го гвардейского и 4-го бомбардировочных корпусов.
Тем временем 52-я армия вела оборонительные бои на всем своем фронте. 21 апреля вслед за другими соединениями 48-го стрелкового корпуса последовала 214-я стрелковая дивизия, перевозившаяся автотранспортом в район Ниски.
К утру 22 апреля на фронте 52-й армии сложилась следующая обстановка. 214, 116 и 111-я стрелковые дивизии вели бои на рубеже Шпройц, Енкедорф, кол. Вильгельминенталь,
окаймляя правый фланг немецкого вклинения. Здесь же действовали 124-й танковый полк (8 танков, район Шпройца) и 8-я самоходно-артиллерийская бригада (район Кана).
294-я стрелковая дивизия полковника Г. Ф. Короленко занимала оборону фронтом на восток на рубеже Зерка, Вейсенберг, Занд-Ферстген.


https://www.google.ru/maps....3m1!1e3

Коммуникации вырвавшихся вперед 7-го гв. механизированного корпуса, 254-й и 294-й стрелковых дивизий были перерезаны.

Для нормализации обстановки на дрезденском направлении командованием 1-го Украинского фронта был спланирован контрудар по флангам вклинившейся группировки противника.
Сложившееся критическое положение заставило развернуть часть сил 7-го гв. механизированного корпуса И. П. Корчагина на 180 градусов.
Он утром 22 апреля получил задачу: «силами двух бригад и полком ИСУ-122 нанести немедля удар на Диза кратчайшим расстоянием. О начале наступления донести. В последующем информировать через 3–4 часа». С 7-м гв. механизированным корпусом должен был взаимодействовать 1-й танковый корпус Войска Польского.
С северо-востока на Диза навстречу танковым частям должны были наступать 214, 116 и 111-я стрелковые дивизии 52-й армии. Несколько позднее задача была подтверждена и назначено время наступления — 13.00.

Для действий в районе Вейсенберга И. П. Корчагиным был собран отряд, который возглавил заместитель командира корпуса генерал-майор Максимов. В состав отряда вошли 25-я гв. механизированная бригада с 355-м гв. тяжелым самоходным артполком, 57-я гв. танковая бригада с 1820-м самоходным артполком, артиллерийские части. Всего в отряде генерала Максимова насчитывалось 2043 человека, четырнадцать танков Т-34, один ИС-2, двенадцать ИСУ-122, пять СУ-85, три БА-64, шесть бронетранспортеров, одиннадцать 76-мм пушек, девять 37-мм зенитных пушек, четыре 120-мм и двенадцать 82-мм минометов.
Однако вместо пробивания коридора на восток отряду генерала Максимова пришлось отражать удары противника на восточной и северо-восточной окраинах Вейсенберга. Наладить взаимодействие с польским танковым корпусом и совместными усилиями переломить ситуацию в свою пользу не удалось. В докладе, составленном по итогам боев в штабе 7-го гв. механизированного корпуса, ситуация описывалась следующим образом: «1-й ТК 2-й АВП, будучи полностью укомплектован, пытаясь выполнить приказ командующего фронтом, был остановлен заслоном противника в 13 танков и до батальона пехоты на рубеже р. Шпрее, откуда он в направлении Диза не продвинулся ни шагу, чем дал возможность противнику свободно действовать из района Диза на Вейсенберг и на Баутцен».


https://www.google.ru/maps....2bb627f
Пассивность 1-го польского танкового корпуса 22 апреля объяснялась не трусостью, а самонадеянностью. По приказу командующего 2-й армией Войска Польского генерала К. Сверчевского 1-й польский корпус 22 апреля продолжал наступать на Дрезден. Польские части продвинулись на запад на 10 км.
Лишь в полдень Сверчевский осознал грозящую армии катастрофу и дал распоряжение об отводе 1-го танкового корпуса от Дрездена, который форсированным маршем преодолел тот самый маршрут, по которому наступал утром этого дня.
Корпус прибыл под Баутцен вечером, но с марша не мог овладеть ситуацией. Спешившим повоевать польским частям предстояло вкусить все сомнительные прелести войны с окружениями и боями без надежды на спасение. В тылу 2-й армии Войска Польского 22 апреля начиналась настоящая драма.
Лишенные защиты пехоты, артиллерийские части пытались огнем прямой наводкой остановить атакующих немцев, неся огромные потери. Немецкое контрнаступление стало причиной углубляющегося с часа на час хаоса. Стала давать сбои связь, войска получали противоречивые приказы или не получали их вовсе. Оказавшиеся без связи со штабом армии польские соединения к востоку от направления немецкого наступления фактически лишились управления. В расположение 7-й пехотной дивизии в районе Ниски добрался И. Е. Петров и начал лично руководить действиями соединения.
Вскоре потерявшая связь со штабом своей армии 7-я польская пехотная дивизия была передана под управление командующего 52-й армии.

Тем временем обстановка в районе Вейсенберга и Баутцена неуклонно ухудшалась. Все больше досаждала советским войскам активность в районе Вейсенберга авиации противника.
От налетов немецкой авиации с 12.00 до 15.0022 апреля части 7-го гв. мехкорпуса в Вейсенберге потеряли 6 Т-34, 3 СУ-85 и 110 человек личного состава.
Столь высокие потери от ударов с воздуха объясняются тем, что на герлицком направлении действовали противотанковые Ю-87 под командованием Ганса-Ульриха Руделя.
Он писал об этих боях: «Обычно мы взлетаем с Куммерского аэродрома рано утром силами четырех или пяти противотанковых самолетов. Нас сопровождают двенадцать-четырнадцать истребителей ФВ-190, несущих бомбы и в то же самое время играющих роль эскорта»{267}. Штурмовики Г.-У. Руделя в этот период объединялись в боевую группу, названную его именем (Gefechtsverband Rudel). В нее входили штаб, II и III группы штурмовой эскадры SG2 на самолетах Ю-87 и ФВ-190, 10-я (противотанковая) эскадрилья штурмовой эскадры SG2 на Ю-87 и I группа штурмовой эскадры SG77 на ФВ-190. Кроме того, в самом Герлице базировалась 10-я (противотанковая) эскадрилья штурмовой эскадры SG77 на Ю-87.
К вечеру 22 апреля обстановка еще больше ухудшилась. Продолжавший наступать на юг 1-й полк «Бранденбурга» вышел в район Вейсенберга.
В 19.15 немцами была взломана оборона 857-го полка 294-й стрелковой дивизии к северу от Вейсенберга. Далее они начали вести разведку в направлении к Вюршену, стремясь перехватить дорогу,связывающую Вейсенберг и Баутцен.


https://www.google.ru/maps....2bb627f

По приказу командира 7-го гв. механизированного корпуса отряд генерала Максимова в 20.30 провел контрудар, на время отбил Вюршен и предотвратил разделение корпуса надвое. Однако опасность не была полностью устранена. С юго-востока к Вейсенбергу подходил 2-й танко-фенадерский полк «Бранденбурга».

 
kostasДата: Воскресенье, 22.03.2015, 22:33 | Сообщение # 44
ОСНОВАТЕЛЬ ГОРОДА
Группа: Модераторы
Сообщений: 2118
Статус: Отсутствует
20-22 апреляю 2-ой Белорусский фронт.

К.К.Рокоссовский , командующий 2 -ым Белрусским фронтом.


http://militera.lib.ru/memo/russian/rokossovsky/24.html



http://map-site.narod.ru/berlinsksno-1.jpg

.....утром 20 апреля форсирование реки Вест-Одер началось почти одновременно на широком фронте всеми тремя армиями главной группировки фронта.
Форсирование происходило под прикрытием дымовых завес. Очень эффективной оказалась стрельба дымовыми снарядами и минами, разрывы которых лишали неприятельские наблюдательные пункты и огневые точки необходимой видимости.
Войска 65-й армии первыми приступили к форсированию реки. Почти одновременно с началом артиллерийской подготовки, продолжительность которой командарм определил в 45 минут, на воду были спущены все наплавные средства. В армии Батова было заготовлено много лодок легкого типа, которые уже оправдали себя при форсировании рек с заболоченными берегами. Они и здесь сыграли большую роль. Там, где было не проплыть из-за мелководья, пехотинцы легко переносили лодки на руках. Батову удалось быстро высадить на западный берег Вест-Одера большую группу пехоты с пулеметами, минометами и 45-миллиметровыми пушками. Этот десант усилил уже находившиеся здесь с ночи мелкие отряды. Сюда направлялись все новые эшелоны десантников. Теперь в ход пошли и паромы.
Жестокие бои разгорелись за дамбы на западном берегу. Нам они нужны были в качестве причалов и съездов, без которых не выгрузить на заболоченной местности тяжелую технику — танки и орудия, — прибывающую на паромах. Противник это понимал и всячески препятствовал захвату дамб. Как назло, густой утренний туман да и дымы ограничили действия авиации, и она не могла помочь войскам, вклинившимся во вражескую оборону. Но с девяти часов утра погода резко улучшилась, и наша авиация заработала во всю свою мощь.


https://www.google.ru/maps....b5e80a0

На западном берегу Вест-Одера бой становился все ожесточеннее. По мере накопления наших сил расширялся район действий. Захваченные нашими бойцами участки и объекты тут же закреплялись, и все попытки врага вернуть их успешно отражались. Вновь прибывающие подразделения расширяли плацдарм, вгрызаясь — именно вгрызаясь! — в оборону противника. Делалось это упорно, настойчиво, и все попытки врага остановить этот процесс были тщетны, хотя с его стороны следовали контратака за контратакой, одна отчаяннее другой.
Инженерные войска с помощью стрелковых частей приступили к наводке понтонных и паромных переправ. Им сильно мешали своим артиллерийским огнем вражеские корабли, появившиеся в проливе.
С улучшением погоды ими занялись летчики Вершинина. Штурмовые и бомбовые удары с воздуха вынудили корабли уйти в море.

По ходу событий на участке армии Батова чувствовалось, что наступление развивается успешно. С каждым часом увеличивалось количество наших войск на западном берегу. Противник был уже вынужден вводить в бой свои резервы. Вернуть завоеванное нашими частями пространство он был не в силах и теперь стремился хотя бы задержать дальнейшее наше продвижение на этом участке. В контратаках уже участвовали усиленные танками части 27-й пехотной дивизии СС «Лангемарк» и 28-й пехотной дивизии СС «Валония», составлявшие резерв 3-й танковой армии. А ведь бой только начинался, на западном берегу Вест-Одера пока дрались только наши передовые части без танковой поддержки и, по существу, без артиллерии сопровождения пехоты. Но своим мужеством, самоотверженностью эти части вынудили врага уже ввести свои резервы. Наши солдаты не оглядывались назад. Они шли вперед или удерживали захваченный объект из последних сил, но не уступали его врагу.
Уже к тринадцати часам на участке 65-й армии действовали две 16-тонные паромные переправы. К вечеру на западный берег Вест-Одера был переброшен 31 батальон с пятьюдесятью 45-миллиметровыми пушками, семьюдесятью 82- и 120-миллиметровыми минометами и пятнадцатью легкими самоходными установками (СУ-76). За день боя войска Батова заняли плацдарм свыше 6 километров шириной и до 1,5 километра глубиной. Здесь ужо сражались четыре дивизии стрелковых корпусов К. М. Эрастова и Н. Е. Чувакова. Переправа войск на плацдарм продолжалась.
С командующим артиллерией А. К. Сокольским, командармом 4-й воздушной К. А. Вершининым и начальником инженерных войск Б. В. Благославовым мы прибыли на наблюдательный пункт Батова. Отсюда хорошо просматривалась на некоторых участках береговая полоса Вест-Одера, правда, не на большую глубину, потому что берег противника господствовал над нашим, но многое все же можно было увидеть. В частности, мы наблюдали вражескую контратаку силой до батальона с семью танками. Она происходила на участке 37-й гвардейской стрелковой дивизии К. Е. Гребенника. Вскоре мы увидели, как все семь танков загорелись, подбитые орудиями прямой наводки, вражеская пехота побежала.
Ознакомившись с обстановкой, принимаю решение: используя успех 65-й армии, предоставить возможность частям 2-й Ударной воспользоваться одной из переправ Батова для переброски войск на западный берег Вест-Одера с целью обхода Штеттина с юга и запада. Конечно, это мероприятие можно было осуществить лишь после того, как переправятся войска 65-й армии.
Желаю Павлу Ивановичу дальнейшего успеха. Обещаю усилить его армию Донским гвардейским танковым корпусом М. Ф. Панова, с которым Батову часто приходилось действовать совместно. Павел Иванович очень обрадовался.
Едем в 70-ю армию к В. С. Попову, на участке которого тоже обозначился успех.
Василий Степанович Попов, как и Батов, занимал своей армией участок протяженностью 14 километров. Силы в армиях были примерно одинаковые (везде ощущался у нас большой некомплект в людях, численность дивизий колебалась от 3,5 до 5 тысяч человек).
Но условия наступления на участке 70-й армии были значительно лучше, чем у 65-й, над флангом которой нависал город-крепость Штеттин с сильным гарнизоном, тяжелой артиллерией и кораблями, которые могли своим огнем доставить много неприятностей.
У Попова тоже был хорошо оборудованный наблюдательный пункт, с которого можно было следить за боевыми действиями, происходившими на довольно большом расстоянии.
Войска армии приступили к форсированию реки под прикрытием артиллерийского огня. Артподготовка здесь началась несколько позже, чем у Батова, и продолжалась 60 минут. Переправа осуществлялась на широком фронте с помощью множества лодок, заранее подтянутых к восточному берегу Вест-Одера. Главный удар армия наносила на 4-километровом участке, создав плотность артиллерии до 200—220 орудий и минометов на километр фронта. Под прикрытием артиллерийского огня вся масса наплавных средств одновременно устремилась к противоположному берегу. Все, кроме гребцов, вели огонь из пулеметов и ручного оружия.
Противник оказывал упорное сопротивление. По докладу командарма, за утро войска на плацдарме отбили свыше 16 вражеских контратак. К нашему прибытию на западный берег Вест-Одера переправились 12 стрелковых батальонов с пулеметами, минометами и несколькими 45-миллиметровыми орудиями. Противник, пользуясь недостатком на плацдарме артиллерии, донимал нашу пехоту танковыми атаками. Большую помощь пехотинцам в это время оказала авиация.
Бои были тяжелые, люди дрались геройски. Упорство, взаимная выручка и страстное стремление победить помогли им отразить все вражеские удары.
Нам довелось наблюдать работу саперов. Работая по горло в ледяной воде среди разрывов снарядов и мин, они наводили переправу. Каждую секунду им грозила смерть, но люди понимали свой солдатский долг и думали об одном — помочь товарищам на западном берегу и этим приблизить победу.
Долг для них был превыше всего!
В огне и дыму я видел командиров и политработников. В этом аду они умели все подчинить точному расчету, поддержать организованность и строгий порядок.
Все командиры и политработники отвечали своему назначению. Своим мужеством они подавали пример и пользовались глубоким уважением среди подчиненных. Это чувствовалось везде.
Впервые мне пришлось видеть Попова в необычном для него состоянии. Он заметно нервничал и горячился. Причиной тому было то, что артиллерия не смогла подавить сильный опорный пункт в районе Грайфенхагена, напротив разрушенного моста через Вест-Одер. Огонь нескольких пулеметов и реактивных противотанковых гранатометов (панцер-фауст) гитлеровцев долгое время но давал нашим частям продвинуться по дамбе и использовать ее для переброски артиллерии и другой тяжелой техники.
Командарм разыскал лиц, виновных в этом упущении. Наверное, крепко досталось бы товарищам. Пришлось мне вмешаться и немного успокоить расходившегося Василия Степановича. Кстати, дружной атакой пехоты, поддержанной летчиками-штурмовиками, злополучный опорный пункт был обезврежен. Тут же на наших глазах саперы подвели к дамбе понтоны. К концу дня на Ост-Одере действовали девять десантных и четыре паромные переправы и 50-тонный мост.
По Вест-Одеру курсировали шесть паромов, буксируемые автомашинами-амфибиями. На западный берег стала прибывать артиллерия, столь необходимая войскам, сражавшимся на плацдарме.
Распрощавшись с Василием Степановичем и его ближайшими помощниками, пожелав им успеха (в нем уже можно было не сомневаться), мы убыли на свой КП.
Сильно тревожили нас события на направлении действий 49-й армии. Судя по донесениям командарма Гришина, его войска, начав наступление одновременно с 70-й армией, успеха не добились. Все попытки преодолеть Вест-Одер были противником отражены.
На 49-ю армию возлагались большие надежды. Взаимодействуя с правофланговыми частями 1-го Белорусского фронта, который начал наступать раньше, она должна была нанести рассекающий удар по противнику, отбросить части его 3-й танковой армии на север и северо-запад, под удары нашей 70-й армии. Учитывая важность задачи, 49-й армии больше других выделили средств усиления. И вдруг Гришин топчется на месте.
Разбираемся в причинах неудачи. Главная из них — ошибка армейской разведки. Здесь междуречье изрезано многочисленными каналами. Один из них разведка приняла за основное русло Вест-Одера. В результате весь огонь артиллерии был обрушен на берег канала, оборонявшийся незначительными силами противника. А когда наша пехота преодолела канал и подошла к Вест-Одеру, ее встретил губительный вражеский огонь. Форсировать реку не было возможности.
Командарм И. Т. Гришин принял все меры к подготовке нового удара и просил разрешения возобновить штурм 21 апреля. Учитывая, что если он прекратит операцию, то противник получит возможность перебросить свои силы с этого участка на направления, где у нас наметился успех, я приказал командарму 49 утром возобновить наступление.
Ошибка командования 49-й армии в определении исходного положения для своего первого эшелона послужила нам всем горьким уроком. Тем более было обидно, что в штабе армии были аэрофотоснимки всего участка наступления. Конечно, доля вины ложилась и на нас — командование фронта: видно, плохо мы проверили готовностъ армии к действиям. Нечего говорить о переживаниях Гришина. Все мы чувствовали себя неловко, и каждый задавал себе вопрос: как же все это могло получиться и в чем именно его упущение? Такая внутренняя самокритика бывает очень полезна. Я верил, что впредь товарищи не допустят подобного промаха.
Принимая решение на продолжение наступления на участке Гришина, мы продумали вариант действий и на тот случай, если ему опять не удастся зацепиться за западный берег Вест-Одера. Тогда часть средств усиления, приданных этой армии, предполагалось немедленно перебросить к Батову и Попову. Возможность такой перегруппировки в процессе операции мы предусмотрели заранее, маршруты были изучены и подготовлены, так что никаких затруднений переброска войск вызвать не могла.
Подводим итоги первого дня операции. Они оказались более скромными, чем мы рассчитывали. Но все же войска двух левофланговых армий прочно закрепились на западном берегу Вест-Одера, вклинившись в оборону противника на отдельных направлениях до двух километров. Наибольшего успеха достигли войска 65-й армии. Бои по расширению и углублению захваченных плацдармов продолжались и ночью. Одновременно производилась усиленным темпом переброска войск на западный берег реки. С каждым часом наше положение там становилось прочнее.
Большую помощь пехоте в боях на западном берегу оказывала авиация 4-й воздушной армии, совершившая в этот день 3260 самолето-вылетов. Наше господство в воздухе было полное. Действия вражеской авиации ограничивались разведкой. В течение дня мы насчитали в воздухе 69 самолетов противника. Из них 10 было сбито.
Ночью вражеская авиация пыталась применить торпеды и плавучие мины для подрыва мостов, которые наводили наши саперы. На участке 70-й армии были схвачены вражеские водолазы-диверсанты, посланные тоже с задачей разрушать наши переправы.
Всю ночь бомбардировщики Вершинина, в частности полк Бершанской, наносили удары по переднему краю вражеской обороны против участка 49-й армии.
21 апреля продолжались ожесточенные бои на всем нашем фронте. На участке Батова противник ввел в бой свежую 281-ю пехотную дивизию, которая, по показаниям пленных, следовала на берлинское направление, но была возвращена и брошена в бой в районе Курова, захваченного 65-й армией.
Пока еще везде происходило прогрызание вражеской обороны. Сил для решительного рывка вперед было ещо слишком мало на наших плацдармах. Это чувствовал противник и напрягал все усилия, чтобы сбросить нас в реку. Не удавалось! Наши доблестные солдаты не отступали ни на шаг, а наоборот, использовали любую возможность, чтобы расширить уже захваченные участки.
Туда, где обозначился наибольший успех, то есть к Батову, перебрасываем два мотопоптонных батальона с их парками, ранее придававшиеся 49-й армии. К вечеру на участке Батова на реке Ост-Одер действовали 30-тонный и 50-тонный мосты и 50-тонный паром. На Вест-Одере работали шесть паромных переправ, из них два парома 16-тонных, большой площади.
У 70-й армии успехи были несколько меньше. Но и ее войска расширили плацдарм, в частности овладели рощей севернее Паргова, имевшей в той обстановке большое значение. Удалось ликвидировать важный опорный пункт противника, державший под огнем дамбу, по которой перебрасывались через заболоченный участок войска и техника. Были наведены новые переправы через Вест-Одер. Теперь здесь уже действовали тринадцать десантных переправ и пять паромных. Это позволило в течение дня перебросить на плацдарм еще девять батальонов и — что очень важно — дивизионную артиллерию.
Войскам 49-й армии удалось лишь зацепиться за западный берег Вест-Одера, и весь день шел бой за удержание этих небольших плацдармов. Противник беспрерывно контратаковал наши части. Поскольку форсирование здесь проходило очень тяжело, мы старались приковать к плацдармам как можно больше войск противника, а для переброски главных сил армии использовать переправы ее правого соседа — 70-й армии. Приданные 49-й армии фронтовые средства усиления передавались Батову и Попову. Проще говоря, решено было главный удар перенести на правый фланг.
22 апреля войска 65-й армии продвинулись на отдельных участках до двух километров, заняв несколько населенных пунктов, превращенных неприятелем в узлы обороны. Сопротивление врага не ослабевало, а все усиливалось. Но, несмотря на это, на западный берег Вест-Одера были переправлены все стрелковые соединения армии, истребительно-противотанковая артиллерийская бригада и минометный полк. Войска с каждым часом чувствовали себя все увереннее. Вечером сюда по каналам был отбуксирован 60-тонный наплавной мост и за ночь наведен через Вест-Одер. Это уже было большим достижением. Теперь мы могли перевозить на плацдарм всю тяжелую технику.
Продолжала непрерывно переправлять свои войска .па западный берег Вест-Одера и 70-я армия. Отражая яростные контратаки врага, наши части шаг за шагом теснили его. За день они продвинулись до трех километров. Армия переправила на западный берег одиннадцать батальонов.
Авиация 4-й воздушной армии, несмотря на неблагоприятную погоду, делала все, чтобы помочь войскам на плацдармах. В течение суток она совершила 3020 самолето-вылетов, из них 1745 в интересах войск 65-й армии. Своими активными и смелыми действиями летчики не раз выручали наземные войска в критические минуты, особенно [354] при отражении танковых атак (противотанковой артиллерии на плацдармах было еще мало).
В результате жарких боев наш плацдарм на западном берегу Вест-Одера достиг 24 километров по фронту и более 3 километров в глубину. Это обеспечивало более выгодные условия для переправы войск.
 
kostasДата: Понедельник, 23.03.2015, 14:14 | Сообщение # 45
ОСНОВАТЕЛЬ ГОРОДА
Группа: Модераторы
Сообщений: 2118
Статус: Отсутствует
23-25  апреля 1945. Окружение франкфурт-губенской группировки немецкой немецких 9 полевой и части 4 танковой армий (Хальбский котёл).



Г.К.Жуков,командующий  1-м Белорусским фронтом.

http://militera.lib.ru/memo/russian/zhukov1/21.html

...берлинская группировка врага общей численностью более 400 тысяч человек оказалась рассеченной на две изолированные группы: берлинскую и франкфуртско-губенскую.
Введенная в дело из резерва фронта 3-я армия генерала А. В. Горбатова, развивая наступление вдоль канала Одер—Шпрее и используя успех 1-й гвардейской танковой армии, быстро вышла в район Кёнигсвустер-хаузен. Отсюда, резко повернув на юг и юго-восток, она нанесла удар на Тойпитц и 25 апреля соединилась с частями правого крыла войск 1-го Украинского фронта, наступавшими в северо-западном направлении. Плотно замкнулось кольцо окружения вокруг вражеской группировки юго-восточнее Берлина....


https://www.google.ru/maps....69b2d67

И.С.Конев ,командующий 1-Украинским фронтом

http://militera.lib.ru/memo/russian/konev_is2/text.html#t4

Ставка потребовала от нас — от маршала Жукова и от меня — не позднее 24 апреля завершить окружение франкфуртско-губенской группировки противника и ни в коем случае не допустить её прорыва ни на Берлин, ни в западном или юго-западном направлении.
Над итогами дня и в связи с полученными от Ставки указаниями пришлось в ночь на 23 апреля как следует поработать.
Армии Рыбалко было приказано на следующий день принять все необходимые меры для того, чтобы утром 24 апреля форсировать Тельтов-канал и ворваться непосредственно в Берлин. День 23 апреля использовать для подготовки наступления.
Командующему 28-й армией Лучинскому было приказано, продолжая наступать главными силами армии на Берлин с юга, одновременно двумя дивизиями занять рубеж Тойпиц — Басдорф, перехватить там все дороги между озерами и организовать прочную противотанковую и противопехотную оборону, чтобы не допустить на этом участке попыток прорыва 9-й и остатков 4-й вражеских армий через тылы нашего фронта на запад и на юго-запад.
Командующий 3-й гвардейской армией Гордов получил задачу развернуть активные действия против окружённых частей 9-й немецкой армии, которая была теперь его основным противником.
Рыбалко, наряду с подготовкой к форсированию Тельтов-канала, было приказано на следующий день овладеть пригородом Берлина Букков и принять меры к тому, чтобы сомкнуться в тылу франкфуртско-губенской группировки неприятеля с войсками 1-го Белорусского фронта.
Таковы были мои основные распоряжения в ночь на 23 апреля.

Тельтов канал.

https://www.google.ru/maps....7683aef

На северном берегу Тельтов-канала немцы подготовили довольно крепкую оборону — отрыли траншеи, воздвигли железобетонные доты, врыли в землю танки и самоходки. Над каналом почти сплошная стена домов — капитальные строения со стенами толщиной метр и больше. По берегу тянутся крупные железобетонные корпуса промышленных предприятий, обращенные к каналу тыловой, глухой стороной и образующие как бы средневековую крепостную стену, спускающуюся к воде. Все это отлично приспособлено к длительной, упорной обороне. Часть мостов через канал подготовлена к взрыву, а часть уже взорвана. Да и сам канал достаточно серьёзное препятствие: ширина его сорок — пятьдесят метров, глубина два-три метра.

Пока в течение 23 апреля основные силы армии Рыбалко готовились к завтрашней переправе через Тельтов-канал произошло частное, но знаменательное событие:
через офицера связи была установлена связь с частями 1-й гвардейской танковой армии генерала Катукова, которая в это время также подходила вплотную к Берлину.
Две бригады Рыбалко, 70-я и 71-я, по-прежнему выполняли задачу, поставленную им минувшей ночью: выходили навстречу частям 1-го Белорусского фронта.
рмия Гордова после жестоких боёв весь этот день производила необходимые перегруппировки, ликвидируя разрывы между частями и создавая сплошной фронт, плотно и прочно закрывающий пути отхода франкфуртско-губенской группировке противника.
28-я армия Лучинского продолжала стремительно выдвигаться к Берлину. 128-й её корпус под командованием опытного и энергичного генерала П. Ф. Батицкого подошёл к Тельтов-каналу. Ему предстояло форсировать канал вместе с 3-й танковой армией. Одна из дивизий этого корпуса, 152-я, под командованием полковника Г. Л. Рыбалка, выходя к Миттенвальде, во второй половине дня вступила в бой с небольшой частью франкфуртско-губенской группировки немцев, пытавшейся прорваться к Берлину. Предотвратив эту попытку, дивизия к вечеру уже дралась на западной окраине Миттенвальде.
https://www.google.ru/maps....b5d8e40

Главные силы Лучинского, 20-й (командир генерал-майор Шварев Н. Г.) и 3-й (командир генерал-майор Александров П. А.) гвардейские стрелковые корпуса, настойчиво продвигались к южной окраине Берлина. Одному из этих корпусов предстояло, не доходя до Берлина, сосредоточиться в районе Барута. Своим присутствием этот корпус должен был подстраховывать направление, по которому в случае какой-либо неожиданности могла прорваться франкфуртско-губенская группировка.

В Тельтов я приехал к самому концу артиллерийской подготовки. Ещё у въезда в город, я увидел наши войска, занявшие исходное положение, — танки, мотопехоту и артиллерию, которая заканчивала свою работу.
В тот момент, когда я подъехал к Рыбалко, он следил за действиями своих войск, руководя форсированием. Был момент первого броска. Передовые отряды начали преодолевать канал, не дожидаясь окончания артподготовки.
Все содрогалось. Кругом стоял дым. Артиллерийские бригады тяжелых калибров били по домам на той стороне канала, прошибая их сразу. Летели камни, куски бетона, щепки, пыль. На узком фронте — больше шестисот орудий на километр; и все это било по северному берегу Тельтов-канала.
Бомбардировочная авиация тоже наносила свои удары — эшелон за эшелоном.

.... на моих глазах происходило форсирование Тельтов-канала. Нельзя сказать, что без сучка без задоринки, но, в общем-то, оно шло успешно.
Передовые части 9-го мехкорпуса, переправлявшиеся на северный берег канала в районе Ланквица, были контратакованы немецкими танками и пехотой. Они не смогли удержать захваченный плацдарм и, понеся потери, отошли на южный берег канала. Там дело поначалу не ладилось, но на находившемся прямо перед нами, даже, можно сказать, под нами, участке 6-го гвардейского танкового корпуса переправа шла как по нотам.
Передовые отряды 22-й гвардейской мотострелковой бригады перебрались на ту сторону канала на деревянных лодках и частично по остову разрушенного моста. Удачно маневрируя, прикрываясь быками моста, передовой батальон под заслоном огня артиллерии и танков благополучно форсировал канал и захватил небольшие плацдармы на его северном берегу.
В семь утра, используя этот успех, к форсированию приступили основные силы бригады. Они преодолевали канал на деревянных и раскладных лодках.
Одновременно с батальонами мотострелков через канал начали переправляться передовые части 48-й гвардейской дивизии (командир генерал-майор Корчиков) армии Лучинского. Сейчас эта дивизия находилась в оперативном подчинении у Рыбалко.
Армейские инженерные части взялись за наводку понтонных мостов. Около тринадцати часов первый из них был готов, и по нему началась переправа танков и артиллерии. Вскоре вступил в строй и второй мост.
Гитлеровцы попытались отчаянной контратакой сбросить с берега советские передовые части, зацепившиеся на плацдармах. Было ясно, если они не сбросят их сейчас, то сделать это после переправы наших танков им уже не удастся. Но мотострелки и пехота прочно зацепились на берегу, и переправа продолжалась без перебоев.
Ещё до того как были наведены первые мосты, в десять часов тридцать минут к нам на крышу пришло известие: 71-я мехбригада из армии Рыбалко, ведя бои за берлинский пригород Шенефельд, продолжая одновременно с этим наступать на восток, вышла с запада к Басдорфу — населенному пункту, восточная часть которого ещё 23 апреля была занята частями 8-й гвардейской армии и 1-й танковой армией 1-го Белорусского.
... к вечеру 24-го апреля пехота 61-й гвардейской дивизии армии Лучинского под командованием полковника А. Г. Шацкова, ведя весь день вместе с частями 9-го мехкорпуса генерал-лейтенанта И. П. Сухова бои за Мариендорф, установила уже в районе Буккова прочную локтевую связь с 8-й гвардейской армией Чуйкова. Этим была завершена полная изоляция 9-й армии от берлинской группировки врага.

М.Е.Катуков ,клмандующий 1Гв. танковой армией.

http://militera.lib.ru/memo/russian/katukov/19.html

В 10 часов 30 минут 24 апреля я получил радиограмму от командира мотоциклетного полка В. И. Мусатова: «Достиг пригорода Тельтов. На канале встретил танкистов Рыбалко. Мусатов».
Это было радостное известие, и мы поспешили сообщить его командующему фронтом.
— А вы уверены, что это так? — усомнился он.
— Только что получили радиограмму от командира полка.
— Срочно проверьте данные на месте.
Я выслал в указанный район специальную группу штабных офицеров. Они .. подтвердили точность донесения Мусатова...

В.И.Чуйков ,командующий 8 Гв. армией 1-го Белорусскогоф фронта.

http://militera.lib.ru/memo/russian/chuykov2/08.html

24 апреля войска армии продолжали наступление на всем фронте, отбрасывая противника к центру города. В этот день в районе аэропорта Шеневейде соединились войска 8-й гвардейской армии с войсками 1-го Украинского фронта. Тем самым берлинская группировка противника была рассечена на две части: берлинскую и франкфуртско-губенскую. Это дезорганизовало управление гитлеровскими войсками. На правом фланге части 4-го гвардейского стрелкового корпуса, форсировав Шпрее, заняли Шеневейде, Дам-Форштадт, Нидер. На левом фланге части 28-го гвардейского стрелкового корпуса вышли к каналу Тельтов, овладев городскими районами Бриц, Буков, Рудов. Части 29-го гвардейского стрелкового корпуса очистили от противника районы Иоганисталь, аэропорт Адлерсхоф. У канала Тельтов наши соединения встретились с новыми войсками 1-го Украинского фронта. Это означало полное окружение Берлина. Сильная группировка противника в составе 9-й полевой и 4-й танковой армий — всего 30 дивизий, — действовавших юго-восточнее Берлина, оказалась в кольце наших войск. В связи с этим 8-я гвардейская армия, в полосе наступления которой действовали переправившиеся соединения 1-й гвардейской танковой армии, приказом фронта была повернута на северо-запад — на центральную часть Берлина.
Соединением войск двух фронтов и окружением Берлина завершался основной этап Берлинской операции. Регулярные войска фашистской Германии были разбиты, сплошной фронт противника прорван на многих участках, его крупные силы были окружены и добивались по частям.



А.В.Горбатов, командующий 3 армией 1-го Белорусского фронта.

http://militera.lib.ru/memo/russian/gorbatov/09.html

https://www.google.ru/maps....be0a4c0

..армия сосредоточилась в районе Янсфольде и получила задачу: наступая в полосе Шенефельде, Кагель, Бондсдорф и слева — Хейнерсдорф, Буххольд, Биндов, Маттенвольде; войти в связь с соединениями 1-го Украинского фронта, завершить окружение я отрезать пути отхода франкфурт-губенской группировки к Берлину, а потом ее уничтожить, во взаимодействии с соседями. Правее нас наступала армия генерал-полковника В. И. Чуйкова, а левее — армия генерал-полковника В. Я. Колпакчи.
Решение на полное окружение группировки противника принималось нами в старинном замке Янсфольде. Свидетелями были хозяева замка, их предки и почитаемые ими властители: все они смотрели на нас застывшими глазами из больших позолоченных рам со стен обширной библиотеки.
Мы считали, что моральный дух противника подорван, что немецкие солдаты будут оказывать сопротивление лишь из боязни быть расстрелянными своими же заградительными отрядами и поэтому выгодней наступать ночью, когда действия солдат будут слабо контролироваться офицерами, особенно в лесу. Мы решили форсировать Шпрее и канал Одер — Шпрее в ночь на 23-е, наступать стремительно и к 25 апреля выйти на шоссе Берлин — Цоссен, завершив окружение. Эго была трудная задача, учитывая не только расстояние в тридцать пять километров, но и большие озера с узкими перешейками, перерезанными судоходными каналами. Однако задача была выполнена в срок. Сопротивление мы встречали организованное, но все же далеко не такое, как в Восточной Пруссии. Нас часто контратаковали и в лесистой местности, используя внезапность, но атаки были не слишком настойчивыми и не достигали цели. Не спасло отступающего противника и разрушении всех мостов и даже малых мостиков на дорогах и каналах. По помогло ему и массовое разбрасывание мин-«сюрпризов» в виде пачек сигарет, спичечных коробок, тюбиков зубной пасты, автоматических ручек, которые взрывались при нажатии, вскрытии и т. п. Не задерживали мы темпа наступления и из-за отставания левого соседа.
Форсирование озер нам облегчили приданный батальон лодок-амфибий под командованием капитана Князева и захваченные немецкие моторные лодки и самоходные баржи. При помощи этих средств мы высаживали десанты на слабо занятых берегах широких озер и потом с тыла атаковали части противника, обороняющие межозерные промежутки.
Самые ожесточенные бои начались после того, как мы замкнули кольцо и приступили к уничтожению окруженной группировки.

А.В.Исаев,историк

http://militera.lib.ru/research/isaev_av_zhukov/13.html

....ядро берлинской группировки немецких регулярных войск состояло из остатков пяти дивизий 9-й армии, которые смогли отойти в город. Это были 18-я и 20-я танкогренадерские дивизии, 11-я танкогренадерская дивизия СС «Нордланд», 9-я авиадесантная дивизия и танковая дивизия «Мюнхеберг». 20-ю танкогренадерскую дивизию можно смело вычеркивать, т.к. она оборонялась к юго-западу от Берлина на рубеже Тельтов-канала, ожидая 12-ю армию Венка, и не участвовала в уличных боях. Фактически в Берлин отошли соединения, оказавшиеся между ударной группировкой 1-го Белорусского фронта, пошедшей в обход Берлина, и повернувшими навстречу 1-му Украинскому фронту армиями. Остальных от города отсекли. Строго говоря, 18-я танкогренадерская дивизия и 11-я танкогренадерекая дивизия СС были «неожиданностью» со стороны немцев, противостоявших 2-му Белорусскому фронту К. К. Рокоссовского. Они были переброшены из 3-й танковой армии Майнтофеля в 9-ю армию Бюссе уже после начала Берлинской операции советских войск. Если бы 2-й Белорусский фронт начал наступление одновременно с 1-м Белорусским фронтом, даже этих соединений среди защитников немецкой столицы не  было бы. Резервом, выдвинувшимся в Берлин в последние часы до его окружения, стал усиленный батальон 33-й гренадерской дивизии СС «Шарлемань», насчитывавший всего около 350 человек. Подавляющее большинство соединений, находившихся в подчинении армии Бюссе на 16 апреля 1945 г., были аккуратно отрезаны от Берлина.

.
Фактически советским командованием была спланирована операция, идеологически похожая на начало немецкой операции «Тайфун» осени 1941 г. Разумеется, с поправкой на возросшие плотности войск при сужении фронта при вхождении на территорию Германии. Основная идея первой фазы Берлинской операции была в том, чтобы отсечь обороняющиеся на Одере немецкие войска от города Берлина. Точно так же в октябре 1941 г. группа армий «Центр» окружила под Вязьмой основные силы Западного и Резервного фронтов на московском направлении. Войска двух советских фронтов были отрезаны от столицы западнее Вязьмы и уничтожены. Теперь аналогичное по своему оперативному смыслу сражение должно было разыграться на подступах к Берлину.

Находившиеся в соприкосновении с 1-м Белорусским и 1-м Украинским фронтами 4-я танковая и 9-я немецкие армии занимали позиции на западном берегу Одера на некотором расстоянии от Берлина. Задача была в том, чтобы  посадить эти войска в «мешок» и не позволить им отойти в Берлин.
Задачка отрезать защитников от столицы рейха была непростой с учетом небольшого расстояния, отделявшего 9-ю и 4-ю танковую армии от Берлина.
Поэтому вынужденно, под давлением обстоятельств, Г. К. Жуков выбрал направление главного удара, пролегающего через Зееловские высоты.
Нужно было как можно быстрее пробиться на соединение с И. С. Коневым и силами танковых и общевойсковых армий образовать заслон на пути отхода достаточно многочисленной и боеспособной группировки немецких войск на оборонительные сооружения Берлина.
 
Форум » ОБЩИЕ ТЕМЫ » ЛЮБИТЕЛЯМ ИСТОРИИ » Великая Отечественная война, продолжение (Фото ,видео , история ,мемуары ,исследования ...)
Страница 3 из 9«1234589»
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017